Роскомнадзор будет согласовывать руководителей кибердружин, которые будут подавать сигналы


cyber delationЭто следует из ряда положений законопроекта «О кибердружинах», который единороссы презентовали в пресс-центре «Парламентской газеты», — в остальном его цели и задачи так и остались смутными.

5 декабря состоялся круглый стол «Чем займутся кибердружины?», в котором приняли участие член Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Олег Быков (один из разработчиков законопроекта «О кибердружинах», единоросс), член Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи Василий Власов (ЛДПР), Мухатдинов Денис (имам-мухтасиб Моск.области, директор медресе им. Зейнуллы ишана Расулева), старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Венера Шайдуллина и председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей, первый заместитель председателя Правления Международного общественного фонда «Российский фонд мира» Елена Васильевна Сутормина.

Кибердружины начали действовать в России с 2011 года: тысячи добровольцев по всей стране помогают правоохранителям выявлять и привлекать к ответственности лиц, совершающих преступления в Интернете. Однако, — считают депутаты фракции «Единая Россия», — из-за отсутствия федерального закона, регламентирующего деятельность таких структур, их работа недостаточно эффективна, что и подтолкнуло их к разработке законопроекта «О создании в России кибердружин».

Цель законопроекта — создание правовых условий для добровольного участия граждан в противодействии распространения противоправной информации в сети «Интернет». «В том числе и на поддержание безопасной среды в сети «Интернет»», — добавил он, подчеркнув также, что это никак не связано с ограничением свободы слова, а направлено на поддержку «тех сознательных граждан, неравнодушных к тому, что в интернете распространяется противоправная информация».

Кибердружины, согласно законопроекту, будут создаваться по инициативе россиян в формате общественной организации, о деятельности которой нужно будет уведомить территориальный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере СМИ.

Быков также обратил внимание на то, что кибердружинники не будут иметь никаких полномочий по блокировке того или иного контента, и речь в данном случае идёт лишь «о сигналах, о донесении их до уполномоченных структур».

По его словам, кибердружинники будут бороться с размещением в Интернете запрещённой в нашей стране информации, в том числе направленной на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также сведений, за распространение которых предусмотрена уголовная или административная ответственность.

Второй момент, который депутат подчеркнул в своём спиче, это профилактика правонарушений в Сети, которая закладывается в законопроект. По его словам, в различных регионах России это происходит по-разному, в том числе поддержка грантами самоогранизовывающихся граждан, поэтому одной из задач Быков назвал «придание правового статуса этому движению, этой формы самоорганизации граждан, наделить их соответствующими полномочиями, определить их права и обязанности — кто имеет право заниматься этой деятельностью, а кто не имеет». При этом такое регулирование не должно ограничивать право любого гражданина, считает он, также участвовать в том, что он имел бы возможность предоставлять эту [противоправную] информацию в уполномоченные органы.

На протяжении всей конференции ее участники пытались, видимо, убедить слушателей, да и себя самих, в важности принятия данного законопроекта, поскольку по нескольку раз повторяли одни и те же тезисы, делая упор на необходимости поддерживать гражданские организации, целью которых является цензурирование Рунета.

Тем не менее, за всё время просмотра этого часового видео мы так и не смогли уловить мысль — зачем нужен законопроект «О кибердружинах», особенно с учётом того, что действительно каждый гражданин имеет право пожаловаться в Роскомнадзор (а уж примет ведомство его жалобу и доведёт ли до логического решения — вопрос другой). Таким образом, бессмысленные организации так и не приобретут особого смысла, но зато будут подвергнуты определённому регулированию, а также получат право рассчитывать на какие-то гранты, словно сейчас этого не происходит.

Инициатива депутатов актуальна, в свою очередь, считает председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей Елена Сутормина. «Согласно опросу ВЦИОМ от сентября 2018 года, 80 процентов россиян — а это более 110 миллионов сограждан — с той или иной периодичностью пользуются Интернетом, при этом каждый день в Сеть заходят около 65 соотечественников», — сообщила эксперт.

По её словам, для эффективной работы кибердружин законодателям необходимо предусмотреть механизмы взаимодействия этих структур с представителями социальных сетей, в том числе и не находящихся в российской юрисдикции. «Для понимания общей картины вовлечённости людей в цифровое пространство достаточно посмотреть на количество пользователей популярных социальных сетей: «Вконтакте» — 52,7 млн; YouTube — 44,2 млн; «Одноклассники» — 42,6 млн; Facebook — 25,4 млн; Instagram — 14,4 млн; Twitter — 11,6 млн. Это данные только в российском сегменте Интернета», — сообщила Сутормина. По её словам, необходимо также предусмотреть механизм, при котором по обоснованному требованию кибердружин специалисты получали бы доступ к закрытым сообществам в сетях.

Упор действительно нужно делать на взаимодействие с соцсетями, согласен член Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи Василий Власов (ЛДПР). «Если модераторы «Вконтакте» стараются удалять вредоносный контент, то с зарубежными сетями ситуация обстоит хуже», — напомнил депутат.

Кибердружины помогут сократить объём киберпреступлений: по последним данным, ущерб от них ежегодно превышает 1,5 миллиарда долларов, причём пострадавшими выступают не только физические, но и юридические лица, напомнила старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Венера Шайдуллина. «Очень важно, что для определения добросовестных организаций появится реестр кибердружин», — подчеркнула эксперт.

«Со своей стороны предлагаем… предоставить возможность для кибердружин по обоснованнному запросу получать доступ к контенту, находящемуся в закрытых сообществах», — рассказала председатель комиссии ОП РФ Елена Сутормина. Она пояснила, что кибердружины получат доступ не ко всей информации в закрытых интернет-сообществах или личным данным пользователей, а только к запрещенному контенту.

Организация со статусом кибердружины, по мнению Суторминой, должна предоставить в уполномоченный орган заявку с перечнем закрытых групп, в которых есть противоправный контент. «После положительного решения регулятора кибердружина может обратиться к администрации социальной сети для получения доступа к контенту за определенный период», — добавила Сутормина.

Как заявил Быков, руководителем кибердружины, по аналогии с уже существующим федеральным законом об общественных организациях, участвующих в поддержании правопорядка, будет избираться из числа членов кибердружины с согласования компетентного органа. В этой норме депутат видит «начало диалога с органами власти, которые должны определять — кто будет воплощать в жизнь цели и устав кибердружины в своём субъекте РФ с поддержкой уполномоченного компетентного органа».

По словам Быкова, законопроект предусматривает вступление в кибердружины лишь достигших 18-летнего возраста граждан, и решение о том, принимать ли человека в кибердружину, будет приниматься на общем собрании органа. В то же время, заметил Быков, знание законов, правовых норм и определённый образовательный уровень будут обязательными требованиями для членов кибердружин:

«Мы предлагаем в качестве формы существования кибердружин предусмотреть общественную организацию. То есть она никаким образом не будет отличаться в организационно-правовом плане от иных общественных организаций. Они также, как и другие общественные организации, будут иметь право претендовать на получение грантов, на взаимодействие с органами государственной власти и местного самоуправления под реализацию программ и проектов, которые разрабатываются со стороны органов власти и органов местного самоуправления, в том числе, допустим, предоставление помещения, гранты по получению оборудования… То есть всё то же самое, что имеет возможность [осуществлять] любая другая общественная организация.

Это тоже важно для нас, чтобы мы могли поддержать тех общественников, тех представителей гражданского общества, которые этим занимаются, или занимаются, может быть, не имея такой основы. Но это, опять же, говорит об альтернативности и необязательности, это лишь право. То есть это не обязанность со стороны органов власти содействовать, а возможность поддерживать, как и любые иные общественные организации.

Членом кибердружины является лицо совершеннолетнего возраста, достигшее 18 лет — мы закладываем лишь определённые параметры и критерии, связанные со знанием законов определённой сферы, работы с персональными данными, их правами и обязанностями. Но, как мы понимаем, как и любая другая общественная организация, руководитель которой будет избран из состава членов кибердружин с согласования Роскомнадзора, территориального органа по соответствующему субъекту Российской Федерации, уже на общем собрании, как это предусмотрено в любой другой общественной организации, будут определяться — включают или не включают они его в состав, то есть принимают или не принимают. Исходя из его деловых или личностных качеств, возможных характеристик.

Ещё очень важный момент, на что мы обращаем [внимание] — вот на основе федерального закона, по аналогии «об участии граждан в охране общественного порядка», мы такие же нормы аналогичные и предусматриваем, связанные с тем, что лицо не может быть членом кибердружины, если он страдает психическими расстройствами, если имеются судимости, если это лицо страдает от алкоголизма, от наркомании и тому подобное. Если он замешан, и этому есть соответствующее подтверждение, в экстремистской деятельности… Есть ряд критериев, через которые должны пройти потенциальные члены кибердружины. Ведь это специфическая сфера, это сфера работы с информацией».

.

Быков сообщил, что законопроект прошел все стадии обсуждения во фракции и готов к внесению в нижнюю палату парламента. «Прежде чем это сделать, мы хотим обсудить данный документ с гражданским обществом. Я думаю, что мы сделаем это в начале следующего года», — сказал депутат.

В свою очередь Сутормина предложила пригласить на обсуждение законопроекта представителей социальных сетей и интернет-компании.

Таким образом, власти намереваются сделать ещё более формализованной деятельность и без того не сильно-то поддерживаемого «снизу» движения кибердружин, получив над ними полный контроль в обмен на сомнительные полномочия доступа к закрытым сообществам (как будто этого нельзя сделать, например, через фальшивый аккаунт). Предполагается, что организация, которая получила статус кибердружины, будет передавать в уполномоченный орган заявку. В заявке будет содержаться список закрытых групп, в которых найдены противоправные сведения. Как только будет получено положительное решение регулятора, кибердружина будет обращаться к руководству социальной сети, чтобы получить доступ к контенту за тот или иной период. Однако, как мы знаем, далеко не все социальные платформы готовы взаимодействовать с российскими властями, поэтому данная «привилегия» снова разбивается о скалы реальности.

Пока от увиденного и прочитанного создаётся впечатление вброшенного в информационное поле какого-то законодательного полуфабриката, рамки и формы которого не имеют никаких ни очертаний, ни границ. Видимо, только когда законопроект появится на сайте Госдумы, можно будет всесторонне рассмотреть все предлагаемые им инициативы, чтоб понять полёт мысли депутатов от фракции «Единая Россия». Также невольно возникает вопрос: зачем же нужны все эти дорогостоящие «Демоны Лапласа», «Фобы», активно закупаемые региональными властями, если государство планирует тратить деньги ещё и на псевдообщественные организации по поиску запрещёнки в Сети?

.
don but rks

.

Читайте также:

«Легализация киберстукачества»
🔓
Кибердружины просят посадок
🔓
Ячейки по кибердоносам активно организуются в регионах
🔓
Закон о колумбайн-блокировках принят Госдумой
🔓
Новгородская область призывает «Демона Лапласа» для слежки за пользователями

.

SAFE horisont

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+