«Легализация киберстукачества»


mnenia o zakone pro cyber_stukachestvoРосКомСвобода собрала мнения экспертов о законопроекте, которым предполагается узаконить так называемые кибердружины по выявлению в Сети запрещённой информации.

В конце прошлой недели депутаты-единороссы Адальби Шхагошев, Сергей Боженов, Олег Быков и другие их коллеги по фракции внесли в Госдуму законопроект, который предусматривает создание кибердружин. Им надлежит мониторить Интернет и выявлять противоправную и запрещённую информацию. Эта новость вызвала в Рунете и за его пределами широкий общественный резонанс. РосКомСвобода собрала наиболее интересные мнения политиков, экспертов, а также простых пользователей Сети.

Судя по пояснительной записке, кибердружины будут искать данные, направленные на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды. Также в их сферу ответственности попадает запрещённая информация, за распространение которой предусмотрена административная или уголовная ответственность. Создавать кибердружины планируется в формате общественной организации по инициативе россиян, а принимать туда будут на добровольной основе с 18 лет. О том, как будет оплачиваться такая работа — не сообщается. Зато известно, что прокуратуру, следственные органы, органы государственной власти и местного самоуправления обяжут сотрудничать с кибердружинами.

Пользователи в основном не особо стесняется в характеристиках, которые дают вообще в целом движению «кибердружин», принятие же специального закона, которое легализует его, встречено в основном с язвительной иронией, а также поисками «кому это выгодно?».

«Проще говоря, речь идёт об институционализации стукачества в сети, — комментирует эту новость блогер Эль Мюрид. — …Ну, и классическая ситуация путинской России — если власть выделит на поддержание этих «дружин» какие-то деньги, они будут в обязательном порядке разворованы еще на подходах, а потому через некоторое время идея выродится, и список разнообразных фейковых структур типа «Наши», МГЕР, всевозможных Антимайданов пополнится еще и кибердружинами. То есть, формально они будут существовать, но на практике толку от них будет ровно ноль».

Впрочем, вспоминает блогер, подобного рода стукаческие структуры и так существуют. «Еще в 11 году возникла так называемая Лига безопасного интернета, на базе которой в регионах пытаются создавать ее отделения и филиалы. Целью Лиги как раз и является мониторинг интернета на предмет выявления «опасного» контента. Как можно понять, практической пользы от этой деятельности немного», — подытоживает Эль Мюрид.

А вот как прокомментировал законопроект политик Дмитрий Гудков:

«Теперь, когда я в следующий раз увижу довлатовскую цитату «И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?», то буду знать ответ на этот вопрос: кибердружины написали».

.

«Стукачом сможет стать любой человек старше 18 лет, — пишет он в своём Facebook. — Жаль, документа ещё нет в думской базе: нельзя узнать, будут ли полагаться кибердружинникам метла и собачья голова. Сочинил законопроект Адальби Люлевич Шхагошев – там ещё много авторов, но этот очень показателен. На его счету уже есть законопроекты «О патриотическом воспитании», «О совершенствовании мер противодействия терроризму» и «О мерах воздействия на недружественные действия США». Любовь к Родине, как видим, у депутата профессиональная, хоть сейчас в палату мер и весов. И ведь даже ему, Адальби Люлевичу, понятно, что поиск в интернете «экстремизма» – это просто открытая дверь для репрессий. Не боится. Думает, успеет соскочить, потерял чутье за 11 лет просиживания штанов в Думе».

Представители власти и официальные лица гораздо более сдержанны в этом вопросе.

Закрепление на законодательном уровне кибердружин может превратить народную инициативу в формальное исполнение обязательств и профанацию идеи добровольчества, считает глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин:

«Стремление гражданских активистов вносить свой вклад в противодействие распространению противозаконного контента отражает высокий уровень ответственности за поддержание информационной безопасности общества. Однако оформление этого движения на законодательном уровне несет риски трансформации народной инициативы в формальное исполнение обязательств и профанацию идеи добровольчества».

.

Он также напомнил, что сейчас граждане могут оперативно сообщать о найденных в интернете нарушениях через электронные приемные правоохранительных органов, онлайн-сервисы Роскомнадзора и уполномоченных им организаций, а также на «горячую линию» организации по защите интернет-пользователей РОЦИТ.

Экс-советник президента РФ по развитию интернета Герман Клименко в раскритиковал инициативу единороссов, предложив депутатам сначала посоветоваться с экспертами, а уже потом выдвигать подобные законопроекты. Бывший советник Путина также высказал опасения в формализации движения, вспомнив добровольческие команды, которые боролись с так называемым «Синим китом», сообщали депутатам и правоохранителям о нарушениях не по чьей-либо указке. К тому же, «…нужно понимать, что та же сеть «ВКонтакте», это ежедневная посещаемость около 80 миллионов человек, огромный пласт создаваемой информации, который в целом вряд ли поддаётся исследованию. Все случаи, которые мы знаем о добровольной истории в этих вещах, являются реакцией общества на происходящие события».

Герман Клименко, напомнил, что люди имеют полное право объединяться, как и депутаты имею право «этого желать». «Но когда депутаты об этом говорят, это подразумевает институциализацию движения. Например, ввести в правовое поле действия добровольцев, как в свое время были дружины. Но тут есть сложности, учитывая виртуальность пространства, неочевидность территории совершения преступных деяний. Ну, увидел кибердружинник что-то, допустим призыв к самоубийству. Здесь нет территориальной привязки. Я плохо себе представляю, как это будет работать именно на объеме», — посетовал Клименко.

По мнению Клименко, депутатам, предложившим инициативу, в первую очередь необходимо обратиться в специализированные в этих вопросах органы — например, Роскомнадзор. «Этот орган достаточно профессионален. Разные эмоции это вызывает. Я знаю отзывы сайтов, которые мне пишут, которым приходят от Роскомнадзора разные уведомления. В этом плане у надзорного ведомства колоссальный опыт. Поэтому, я бы лучше относился к этой инициативе, если бы с ней выступил Роскомнадзор. Это бы значило, что организации, которая с этим работает, каждый день сталкивается, не хватает какой-то ресурсной базы. Если они с этим не выступают, значит, они понимают, что в кибердружинах никакого особого смысла нет»,— заключил он.

Идея создания кибердружин может идти со стороны силовых ведомств, считает заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Ева Меркачева:

«Это такой хитрый ход. В последнее время к ним было много претензий, поэтому они решили зайти со стороны общества. Создается видимость, что у общества есть такая потребность, оно само находит противоправную информацию, а экспертиза силовиков подтверждает это, и дело идет в суд. Если эти дружины начнут образовываться, я вас уверяю, среди этих дружинников будут либо бывшие силовики, либо агенты силовиков».

.

Создание в России так называемых кибердружин может усилить популярность «подпольного» интернета («даркнета») и привести к большей анонимности пользователей, заявил руководитель Агентства кибербезопасности, член экспертного совета комитета Госдумы по информполитике, информационным технологиям и связи Евгений Лифшиц.

«Это будет расширять еще больше подпольный интернет, люди будут больше анонимизироваться… Я не представляю, как это будет работать. Наберут пользователей интернета, скажут им: «ищите и жалуйтесь на пользователей и контент»? Все очень субъективно, вся информация субъективная. Взгляд и мнение отличить от информации на «разжигание ненависти» очень сложно. С одной стороны, человек как пользователь интернета имеет право высказывать свое мнение, и если оно отличается от мнения большинства — это не значит, что его мнение неправильное», — указал Лифшиц.

По словам эксперта, интернет — это «хорошо саморегулируемая субстанция, где пользователи самостоятельно могут фильтровать, отсеивать, жаловаться на контент». Бороться с противоправной информацией в сети, по его мнению, нужно ужесточая наказание за создание плохого контента, в частности, необходимо регламентировать правила, по которым можно отличать «хороший» контент от «плохого».

«Что на мой взгляд нужно делать, это ужесточать законодательство со стороны создания плохого контента, некачественного контента, усиливать ответственность производителя контента, а не распространителей. Во Франции, например, за подобный контент доходит до уголовной ответственности. Надо понимать четко и профессионально грань, чтобы «даркнет» не начал еще больше расти и все не начали уходить в подполье», — заключил Лифшиц.

Директор центра «Сова» и член СПЧ Александр Верховский рассказал «МБХ медиа», почему закон о кибердружинниках бессмысленный. Он уверен, что законопроект не повлияет на реальное количество «экстремистских» дел, потому что это зависит «исключительно от трудолюбия правоохранительных органов»:

«Сейчас граждане пишут жалобы с пожеланием проверить, возбудить уголовное дело в прокуратуру, Центр «Э». Но, слава богу, эти дела не всегда возбуждаются. Если жалоб будет поступать в пять раз больше, например, от дружинников, то дел от этого ни капельки больше не станет. Сколько успевают переварить, больше не получится».

.

Исполнительный директор ОЗИ Михаил Климарёв считет, что этот закон «не полетит», перечислив следующие причины:

«1. Это попытка косплея китайских умаодан. Причем, запоздалая. Умаодан даже в Китае перестали работать, потому что дорого и неэффективно. От них фактически отказались лет пять назад. Там поступили проще — загнали все потоки юзер-контент генерации в несколько контролируемых соцсетей и тренируют «искусственный интеллект», пытаются воздействовать всякими «социальными рейтингами» и придумывают сотни лайфхаков. В России таких компетенций просто нет в госаппарате.

2. Без денег никакие кибер-дружинники работать не будут. Ну, в сколь-либо промышленных масштабах. А случаи единичных сумасшедших отмечаются и сейчас — для этого никаких законов и не надо. См. «дело Мотузной».

3. Но дело в том, что закон, где забиты деньги из бюджета в Госдуре, не принимаются вообще. Просто потому, что при упоминании денег возбуждается рефлекторная дуга Минфина, которая все эти попытки стреляет на взлете.

4. Давайте попробуем посчитать сколько денег нужно, чтоб это хоть как-то начало просто шевелиться:

— 60 млн. «пользователей соцсетей» (где-то так) генерят по (в среднем) 2 сообщения в день. Статистически значимый процент перлюстраций — 5% всех сообщений. Это уже 6 млн. сообщений, которые надо каждый день читать… Потому анриал вообще и будут делать «структуру», которая сообщения мониторить будет очень избирательно.

— Для структуры на 83 субъекта РФ + «центральный аппарат» , при условии 1 «дружинник» на 100К населения это уже 1500 сотрудников. При зряплате 40К рублей (с налогами), это 720 миллионов рублей. Не считая «расходов на аппарат» и помещения/оборудование. Плюс, как минимум половину просто спиздят. То есть, счет идет на миллиарды.

Уже на этом можно тему закрывать.

5. Есть еще проблемы чисто организационные и культурные. Ну, например, волонтерская работа тут не полетит — чтоб вести это дело регулярно, нужно чтоб вот эти вот 1500 минимум человек обновлялись каждый месяц минимум. Итого, количество мотивированных волонтеров на год нужно уже десятки тысяч. При этом они должны быть достаточно квалифицированы — «бабушек путина» сюда не посадить. Они просто ничего не найдут. И уж тем более, не смогут написать заяву, даже если им шаблон напишут.

Культурная же проблема, которая первой приходит в голову — в России никогда стукачей не любили. И «дружинников» очень быстро начнут деанонимизировать и просто [третировать] (опять же смотрим кейс Мотузной).

И я очень-очень сомневаюсь, что по всей России найдутся десятки тысяч «дружинников».

6. Я очень сомневаюсь, что полиция и суды будут рады такой «помощи». Еще раз: статистически значимым будет, когда охват перлюстраций сообщений будет исчисляться хотя б в процент. Один. И это будут десятки тысяч заведенных дел в год. Даже если это будут просто штрафы. Прикиньте, сколько народу «работает» на штрафы ГИБДД и эта система создавалась десятилетиями и речь там идет о натурально жизнях людей и не вызывает отторжения ни у кого. А тут — буковки в интернетах и общественное порицание, которое есть уже при сотнях дел в год».

«И еще раз оговорюсь, — подытоживает он, — речь идет о «кибердружинниках» в сколь-либо промышленных масштабах, похожих на умаодан. Разумеется, при «политической воле» найдутся персонажи, которые будут готовы освоить немного бюджетных денег. Но даже если им кто-то денег даст — фейл будет неизбежен».

Вполне ожидаемо депутаты «ЕдРа» заявили о поддержке законопроекта своих коллег по фракции. Первый зампред «партии власти» Андрей Исаев сообщил, что координационный совет «Единой России» по законодательству одобрил законопроект о деятельности «кибердружин».

Министерство просвещения будет работать вместе с фракцией партии «Единая Россия» над поправками в законопроект о создании в России кибердружин, заявила глава министерства Ольга Васильева. «Мы еще будем обсуждать это на экспертном совете, но то, что мы будем работать вместе с фракцией — совершенно очевидно», — сообщила Васильева журналистам после заседания координационного совета фракции ЕР.

Секретарь Общественной палаты (ОП) РФ Валерий Фадеев поддерживает законопроект о создании кибердружин, которые должны помогать правоохранительным органам находить в интернете противоправный контент. Он подчеркнул, что у ОП есть опыт работы с «такими активистами». «На один из форумов по волонтерству мы приглашали вот таких активистов-добровольцев, которые занимаются такой работой… В Сети черт знает что происходит. Эта тема [создание кибердружин] нам очень интересна, было бы правильно как-то структурировать эту работу, помочь этим людям, кто этим занимается», — сказал Фадеев.

Детский омбудсмен Анна Кузнецова призвала проявить осторожность с законопроектом о кибердружинах. «Лучше бдительность преувеличить, чем недосмотреть, когда идёт риск… нужно внимательно посмотреть на данную инициативу, посмотреть, что конкретно подразумевает данный законопроект. Очень важны единые алгоритмы взаимодействия, которых, к сожалению, нет», — сказала Кузнецова журналистам в кулуарах итогового форума «Сообщество».

«В некоторых регионах созданы специальные алгоритмы и порядки действий по информации о вовлечении ребёнка в деструктивный контент, и все компетентные органы, системы профилактики знают, что нужно делать, если пришла информация по этому поводу. К сожалению, не везде это создано. Поэтому если данный законопроект делает шаг в этом направлении, конечно, важно уделить этому внимание, посмотреть, что это будет. Но у меня другой вопрос: кто будет учить этих специалистов, будут ли они проходить специальное обучение», — добавила омбудсмен.

Ведущий юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян считает, что предлагаемый депутатами законопроект, это

«…по сути, легализация „киберстукачества“ и оформление в рамках закона организаций, которые помогают правоохранительным органам привлекать к ответственности за контент, размещенный в социальных сетях».

.

При этом, по мнению эксперта, их деятельность может финансироваться за счет правительственных грантов, хотя сами авторы инициативы настаивают на том, что участники «кибердружин» будут добровольцами.

«Силовики настолько не привыкли, и у них возможности не было привыкнуть, работать в условиях свободного государства, свободного обмена мнениями. Все их методы родом из советского тоталитарного прошлого. На вызовы современного государства они точно не умеют никак отвечать», — в свою очередь, делится мнением исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев.

Правозащитник опасается, что эффект от работы с соцсетями мы получим обратный: вместо профилактики — озлобление и радикализация.

«Силовики стали проверять деструктивные группы. Ну, пусть проверяют. <…> Я не считаю, что стукачи — это хорошо. Но с другой стороны, как-то нужно предупреждать теракты. Для этого и существуют спецслужбы. Значит, они действительно должны внедряться в какие-то опасные группы. Но только не объявлять всех, кто в них состоит, огульно преступниками», — отметил Пономарев.

«Молодежь сейчас „приходит“ к политике. Они критически оценивают ситуацию в стране, что естественно для молодых, более или менее свободных людей, которые воспитывались не в тоталитарном государстве. Ну, конечно, они будут критиковать власть. Значит, чтобы отчитаться, спецслужбы среди них сейчас пять миллионов террористов найдут?» — недоумевает эксперт.

«Спираль перехода нашей страны в тоталитаризм сейчас будет раскручиваться очень быстро. И это будут делать именно силовики», — выразил мнение правозащитник.

Напомним, РосКомСвобода периодически публикует новости о движении «кибердружин» по всей стране, которые создаются где-то «на общественных началах», но при самой горячей поддержке местных властей и силовых органов, а где-то уже напрямую вписываются в бюджет регионов. Описанные законотворцами полномочия уже без какого бы то ни было государственного регулирования возложены на данные волонтёрские организации, работа которых как была, так и остаётся бессмысленной — собственно, как и любая связанная с блокировками интернет-ресурсов имитация бурной деятельности.

.
don but rks

.

Читайте также:

В Когалыме учат школьников посещать террористические ресурсы и наркосайты
🔓
В вопросах онлайн-слежки за россиянами власти рассчитывают на помощь молодёжи
🔓
Санкт-Петербург готов платить из бюджета за поиск «интернет-запрещёнки» активистами
🔓
Депутаты готовят закон о профессиональных кибердоносчиках
🔓
В Карачаево-Черкесии всё-таки запустят «фабрику троллей»

.

roskomsvoboda telegram

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+