Президентская «282-либерализация»: мнения экспертов


monitor naruchnikiПредставители правозащитных организаций, журналисты, адвокаты, общественные деятели, а также фигуранты уголовных дел за репосты по-разному оценили поправки, предложенные Владимиром Путиным в «антиэкстремистское» законодательство.

После того, как Президент РФ Владимир Путин внёс в Госдуму законопроекты №558351-7 и №558345-7, смягчающие наказание за «экстремизм» в интернете, многие эксперты и общественные деятели дали свою оценку этой инициативе. Одним из первых, кто прокомментировал президентские поправки к «антиэкстремистскому» законодательству, был глава «Агоры» Павел Чиков, который видит в этом положительные тенденции — теперь нельзя будет сразу привлечь по «уголовке» за высказывания в интернете, минуя КоАП, да и сотрудницам центра «Э» значительно прибавится работы. К тому же, уголовные дела после принятия и вступления в силу поправок в УК должны быть прекращены, а приговоры — отменены, уверен Чиков.

Его слова подтверждает и адвокат Сергей Бадамшин: «Закон в данном случае имеет обратную силу, то есть будет распространяться на уголовные дела, которые были возбуждены раньше. Они будут прекращаться на стадии суда, а судимость будет пересматриваться. Осужденные будут освобождены в связи с декриминализацией 282-й статьи». Также Бадамшин разобрал ряд ситуаций, которые возникнут в случае принятия поправок Президента:

Как будут освобождать осужденных
Решать по поводу освобождения будут сами колонии, либо придется обращаться в судебном порядке. Как правило, в колонии решают выпускать заключенных в случае декриминализации.

Либо все вопросы будут рассматриваться в суде по месту нахождения, потому что такой у нас порядок был по пересчету один за полтора (один день в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии, — прим. «МБХ медиа»), когда приняли решение, что будут пересматривать суды, а колонии пересчитывать.

Продолжат ли заводить уголовные дела за репосты?
Активистам не стоит расслабляться, потому что остается у нас первая часть 280 статьи — призывы к экстремистской деятельности, ну и 148 статья — с мемасиками про патриарха тоже будьте аккуратны. Дела Нового Величия эти поправки не коснутся, потому что там 280 статья — организация экстремистского сообщества.

«Логично, что после этой поправки вырастет количество административных дел, потому что состав перейдет из уголовного в административный», — подытоживает Бадамшин.

На вопрос «Значит, две «экстремистские» картинки — это автоматически уголовное дело?» отвечают представители «Агоры»:

Нет. Глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков на вопрос «Медиазоны» о том, будут ли за один пост (или картинку) составлять по одному административному протоколу (сейчас одно уголовное дело может быть возбуждено сразу по нескольким постам), ответил, что такое «вполне может быть». Но это не значит, что сотрудники Центра «Э» смогут просто найти два поста и привлечь человека к административной, а потом (за повторное нарушение) сразу и к уголовной ответственности. Второе нарушение должно быть совершено (пост должен быть размещен) в течение года уже после привлечения к административной ответственности по первому делу.

Адвокат «Агоры» Алексей Глухов заметил, что, исходя из практики по статье 20.3 КоАП (демонстрация нацистской символики), в одном деле может быть как одна, так и несколько картинок.

Административные дела тоже будут возбуждать за старые посты?
Да, причем в таких делах дата публикации вообще не будет иметь значения. Сейчас по части 1 статьи 282 УК срок давности составляет шесть лет с момента фактической публикации поста в интернете. В КоАП таких ограничений нет — протокол могут составить даже за пост десятилетней давности, потому что срок (один год) отсчитывают не с момента публикации, а с момента выявления правонарушения.

Как быть с теми, против кого уже возбудили дело по 282 УК?
Когда закон будет принят, расследуемые уголовные дела по части 1 статьи 282 будут прекращены и появится возможность отменить уже вынесенные приговоры, потому что новые поправки имеют обратную силу. После закрытия уголовных дел их, по словам главы профильного комитета Госдумы Павла Крашенинникова, могут переквалифицировать на административные. Опять же, сроков давности привлечения к административной ответственности в этом случае фактически нет.

По административным делам будут блокировать банковские счета?
Нет. В законе «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем» речь идет только о подозреваемых, обвиняемых и осужденных по уголовным делам. То есть, включать в «список экстремистов» по новой административной статье не будут.

Депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов, который на «Прямой линии» Путина попросил об отмене 282, рассказал «МБХ медиа», что думает о новых поправках:

«Конечно, это частично то, что требуется. Но, в любом случае, это уже определенный шаг к смягчению 282 статьи. Лучше такой шаг, чем его отсутствие. Я готовил это решение, я участвовал в написании той бумаги, которая легла на стол президенту. И, в любом случае, я считаю этот результат того вопроса, который я задал на «Прямой линии» и результат действия общества. На фоне большого количества запретительных и драконовских законов, конечно, это ощутимое движение в сторону очеловечивания.

Но моя позиция по-прежнему такова, что в целом 282 статья плохая и избыточная, но лучше ее реформировать и смягчать, чем вообще ничего не делать или ужесточать».

.

«В любом случае декриминализация части 1 282 УК – это хорошо, — пишет в своём Telegram-канале главред Медиазоны Сергей Смирнов. — Реально случайные люди попадать будут меньше, ментам будет сложнее делать статистику (эшники, привет!)».

Правда, тут же отмечает, что «для активистов практически ничего не изменится», поскольку «вместо 282 статьи всегда есть 280 (экстремистская деятельность)».

«То же Новое величие под декриминализацию тоже не попадает, там экстремистское сообщество, — напоминает он. — И отдельно жаль, что по аналогии с 282 не декриминализовали частично статью 148 УК (о чувствах верующих), просто есть теперь опасение, что эшники будут на мемы заходить с этой стороны, статистику-то никто отменять не будет. Но в любом случае это правда позитивное изменение, спасибо всем причастным. С днем парламентаризма, так сказать».

Глава РосКомСвободы Артём Козлюк в разговоре с TJ назвал смягчение статьи 282 УК РФ «важным шагом вперёд», но предложил дождаться применения новых норм на практике. По мнению руководителя РосКомСвободы, общество ожидало от властей более радикальных мер вроде полной декриминализации уголовных наказаний за слова. Козлюк предупредил о росте количества административных дел и штрафов. «Российская казна, мне кажется, в текущем политическом тренде будет активно пополняться. Вот такое своеобразное развитие цифровой экономики», — заметил он.

«С одной стороны, кто-то ринется за отчётностью: можно получить аж две палки вместо одной — возбудить административное и уголовное дело. Кому-то это покажется усложнением. Может, сотрудники МВД переориентируются на другие дела, которые на самом деле влекут опасность для общества, а не будут заниматься подобными фикциями. […] Это сигнал исполнителям на местах. Делайте меньше уголовок, но, возможно, больше административок. Я прогнозирую, что количество административных дел резко увеличится, может, даже на порядок, а количество уголовных — снизится», – Артём Козлюк, РосКомСвобода.

.

.

Один из юристов «Агоры» Дамир Гайнутдинов напоминает, что проблема даже не столько в том, как применяется на практике ст.282 УК РФ, сколько в самой пагубности наказаний за высказывание собственного мнения:

Известный адвокат Николай Полозов, представлявший в своё время в суде интересы группы Pussy Riot и украинского народного депутата Надежды Савченко, видит положительную сторону в переводе наказаний за «экстремистские» посты в интернете из УК в КоАП, однако в целом проблему сомнительных приговоров за высказывания это не решает:

«Частичная декриминализация 282 УК РФ, а точнее установление административной ответственности в случае первичного попадания юзера в поле зрения российских правоохранителей, это объективно хорошо.
Но скорее в качестве сигнала «перегибщикам в погонах на местах».
Главная проблема этой статьи — абсолютно размытые критерии «возбуждения ненависти или вражды», отданные на откуп разномастным экспертам, клепающим свои заключения в угоду органам, так и не решена.
Как подгоняли экспертные заключения под нужный результат, так и будут подгонять.
Только появилось «последнее китайское предупреждение» в виде административной ответственности.
В этой связи можно с прискорбием констатировать, что косметические изменения, предложенные президентом Путиным, не решают проблему «резиновой 282 статьи».
Преследование по политическим мотивам неугодных граждан будет продолжаться, в том числе и по этой статье».

.

«Все понятно и с половинчатостью решения, и с тем, что маразма меньше не станет, и что административки будут штамповать легче, больше и охотнее, чем уголовки до того, все так, но! — пишет политик и один из основателей ОЗИ Леонид Волков. — Но для конкретных десятков людей это будет означать освобождение из тюрьмы, выход на свободу, прекращение абсурдных уголовных дел. И это отлично. Свобода настолько лучше, чем несвобода, что при всех оговорках случившееся сегодня следует считать безусловным успехом и радоваться».

Далее Волков приводит примеры тех людей, кому данные поправки могут существенно облегчить жизнь:

«1. Мария Мотузная.
Так совпало, но Мария стала символом, лицом этой истории. Ее пламенный тред в твиттере, собравший много тысяч репостов — он оказался внезапно той самой соломинкой, переломившей хребет верблюду. Мария вроде ничего особенного не сделала — просто искренне и ярко рассказала свою личную историю — но, как бывает, сделала это в нужное время и в нужном месте. И ее огромное мужество было вознаграждено. Спасибо, Мария!

2. Более широко — протестному движению. Путин не вносит поправки, отменяющие поправки, ранее внесенные Путиным, вот просто так. Никогда. Он делает это под давлением. Он делает это из-за общественной кампании. Он делает это, потому что боится. Не было бы протестов по всей стране, не было бы вот этого ощущения, что все из рук валится — не было бы и идеи, что надо дать послабление по какой-то резонансной теме, чтобы снизить уровень давления. Может, кто-то решит, что все не так уж плохо (не ведитесь!). И те, кто выходил на митинги против пенсионного грабежа, и те, кто прокатывал на «выборах» путинских губернаторов, и те, кто политизировал саму тему арестов за репосты (делая ее, собственно, резонансной) — вот они все этого и добились, только так это сегодня в России и работает».

.

Сама Мария, которая сейчас преследуется сразу и по статье «экстремизм», и «оскорбление чувств верующих» за мемы, которая она в своё время перепостила во ВКонтакте, скептически оценивает путинские инициативы относительно смягчения действия ст.282 УК РФ:

«Конкретно мне этот закон вряд ли поможет, — считает Любовь Калугина, обвиняемая по части 1 статьи 282 УК. — Во-первых, мое дело до конца месяца будет передано в суд, если нам с адвокатом не удастся добиться его закрытия. Судопроизводство у нас, конечно, долгое, но в отместку за шум в СМИ для меня его могут ускорить, чтобы протащить меня по уголовной статье до вступления закона в силу. Во-вторых, 282-я статья все равно будет работать как репрессивная мера для затыкания людям рта и нарушения их конституционных прав на свободу убеждений и свободу слова».

Антон Ангел, которого судят за «возбуждение ненависти к евреям», считает необходимым полностью декриминализировать 282 статью: «Пол-России все равно сажают по какой-то ерунде. 282 статью нужно декриминализовать целиком и полностью. Потому что любые отношения между людьми, как правило, не носят публичный характер и не могут считаться разжиганием ненависти, а даже если бы и носили, любой человек может выражать свое мнение, у нас же это в конституции закреплено. Для тех случаев, когда реально задеваются чьи-то честь или достоинство, существует гражданский кодекс, в котором все эти пункты прописаны.282 статья — абсурдная, она не несет ничего, кроме как уголовное наказание тех, кто попросту нарушил гражданский кодекс».

Роман Аргашоков, пресс-секретарь Алексея Меняйлова, обвиняемого в возбуждении ненависти к женщинам: «Естественно, мы рады тому, что эти поправки введены. Очень надеемся, что они пройдут все чтения. Хорошо, что теперь уголовное наказание будет лишь третьим шагом правоохранительных органов в случае нарушения 282 статьи. Однако в законопроекте о поправках не хватает уточнений, что же все-таки считать экстремизмом.Потому что сейчас любое критическое высказывание о чем бы то ни было можно посчитать экстремизмом. Алексей Меняйлов, поскольку он исследователь, пишет научные статьи, где безусловно опровергает какие-то данные чужих статей. Ему необходимо просто в силу профессии критиковать старое. И выходит так, что если его критика кого-то заденет, он уже становится экстремистом.

Мы надеемся, что после введения поправок Алексея и его жену отпустят из СИЗО, однако по-прежнему опасаемся того, что его и дальше будет довольно просто привлечь по 282 статье. Представьте, завтра он выпустит новый ролик, его снова обвинят в экстремизме, и это будет уже не первое обвинение.

Хотелось бы, чтобы было постановление пленума Верховного суда, в котором требуется, чтобы при рассмотрении таких дел различали обычную критику от призыва к противоправным действиям. Это ведь совсем разные вещи».

Любовь Калугина, которую обвиняют в возбуждении ненависти к мужчинам: «Разумеется, эти меры недостаточны. Конкретно в моем случае, скорее всего, эти поправки не будут иметь силы, поскольку они вступят в силу, когда мое дело уже дойдет до суда.Что касается глобального репрессивного потенциала 282 статьи — он, конечно, не станет меньше. Все законодательство об экстремизме сформулировано сейчас так общо и расплывчато, что экстремизмом можно признать все что угодно, не являющееся восторженным обожанием. Необходим полный пересмотр статей об экстремизме.

Теперь просто первичное административное наказание будет работать как способ запугивания людей. Наверное, это спасет от тюрьмы тех, кто просто по глупости публикует что-то, якобы экстремистское, в интернете. Но для тех, кто задействован в какой-то политической инициативе или хотя бы имеет категоричную гражданскую позицию, 282 статья по-прежнему останется репрессивной. потому что следствию ничего не стоит с небольшим промежутком возбудить сначала административную статью за один пост, а потом уже уголовную за другой».

Единого мнения относительно полезности/бесполезности предлагаемых Путиным в «антиэкстремистское» законодательство поправок нет ни у журналистов, ни у общественников, ни у правозащитников и политиков.

«Кроме отдельных, очень точечных и персональных позитивных моментов, вроде того, о чем пишет Павел Чиков, не вижу особых поводов для радости от частичного смягчения 282-й статьи, — считает журналист «Эха Москвы» Александр Плющев. — Да, по ней будет труднее посадить быстро, поэтому переориентируются на другие — 280, 148 и т.д. Зато можно будет выполнять план по административкам. А нарисовать одному и тому же человеку по одной картинке административку, а по другой — уже уголовку — не такое уж сильное увеличение трудозатрат».

Плющев видит здесь две проблемы: карательную система, которая заточена на посадки как результат своей деятельности и законодательная нацеленность государства на посадки за «мыслепреступления». Пока оба эти обстоятельства не будут коренным образом изменены, говорить о какой-либо либерализации — бессмысленно, это все незначительные оттенки, пишет журналист: «Вам закрутили 88 гаек, и на полоборота открутили одну».

«Так что сущностно мало что изменится, — уверен он, — как сажали за слова или даже картинки, так и будут сажать. Зато Владимир Владимирович, который и раньше-то говорил, что у нас «не 37-й год, воронок не приедет», теперь по этой теме вообще весь в белом».

Бывший депутат Госдумы, политик Дмитрий Гудков называет инициативу Владимира Путина «дымовой завесой», поскольку отмены 282 статьи не предлагается.

«Что именно сегодня внесено в Госдуму под видом смягчения наказания за «экстремизм»? — анализирует Гудков законопроект. — Поправки в статью 282 (резиновое «Возбуждение ненависти») предполагают следующее: если вы один раз лайкнули смешную картинку – то штраф или 15 суток. В этом смысле стало чуть лучше. А если второй раз в течение года – то прежний механизм с уголовным сроком. Раньше уголовка была уже за первый лайк. Это оттепель? Нет. Представьте ситуацию: товарищ майор нашел ваш альбом «ВКонтакте» и сделал два скриншота. По первому он завел административное дело, вы отсидели 15 суток, вышли, и тут – хопа! – появляется второй скриншот (подправить дату, если что, труда не составит). Уголовное дело. Элементарно, Ватсон!»

Кроме того, в правоприменении «антиэкстремистского» законодательства Гудков видит не столько борьбу с опасными явлениями в обществе, сколько возможность силовиков сделать себе служебную карьеру, и статей для привлечения граждан к ответственности хватит и без пресловутой 282 статьи:

«Кроме того: почему дела по 282 сейчас так популярны? Потому именно на них легко зарабатывать новые звезды на погоны. Ничего не нужно делать, только мемасики в интернете читать. Думаете, товарищ майор откажется от такой возможности? – Специально для него в Уголовном кодексе осталась, например, статья 280 – «Публичные призывы к экстремистской деятельности». Те же лайки и репосты.

А если 280 не хватит – есть, например, 354.1, и там такое: «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично». Еще один тип мыслепреступлений. Ну и, конечно, наше любимое оскорбление чувств верующих.

Подобного законодательного мусора в УК – полным-полно. Просто нужно подождать, через годик-другой посмотреть, куда станут перетекать уголовки.

Потому что главный принцип остается неизменным: силовикам нужны палки».

.

По мнению политика, исправить ситуацию здесь может только отмена всех статей о «мыслепреступлениях», а также конституционная реформа с выводом судебной власти из-под контроля Кремля. «А иначе все нынешние поправки так и останутся марафетом, наведенным покойнику перед похоронами», — подытоживает Гудков.

Известный блогер, либертарианец Михаил Светов с грустной иронией отнёсся к внесению Президентом в ГД законопроектов о частичной декриминализации ст.282 УК РФ:

«Полагаю, по-настоящему обстоятельный разбор сегодняшних путинских поправок к 282 — дело профессиональных юристов, но как минимум один подводный камень я уже увидел, — рассуждает редактор РуФабулы. — Почти все нашумевшие дела за мемы последнего времени заводятся сразу за несколько картинок. Так что мешает за одну из них оформлять административку и потом сразу же уголовку за остальные?»

Предложение президента России Владимира Путина о смягчении наказания за разжигание ненависти либо вражды было необходимо для жителей страны, так как они не должны бояться высказывать свое мнение и обсуждать различные события, заявил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

По мнению Мариничева, инициатива о смягчении наказания ожидаема, так как данная статья из российского законодательства никуда не уйдет, и до этого момента она могла по-разному трактовать действия пользователей интернета.

«То, что она была достаточно резиновая и по ней было очень легко привлекать людей за репосты, лайки, за всё то, что позволяет в информационных системах дублировать информацию, то, конечно же, это, как дамоклов меч, снимается и перестает висеть над людьми», — отметил он.

Интернет-омбудсмен напомнил, что информация в интернете хранится не один день и в рамках статьи 282 УК РФ человек может находиться под потенциальным уголовным преследованием, причем не за свои деяния, а за помыслы. Мариничев считает, что предложенные изменения позволят изменить ситуацию в лучшую сторону.

«Но, опять же, так как статья будет существовать за призыв к противоправным действиям или непосредственно за противоправное, должно следовать наказание», — добавил он.

«Путин объявил о либерализации 282 УК РФ — той самой, по которой сидят перепосты и лайки, — пишет в своём Facebook адвокат и правозащитник Владислав Юсупов. — Той самой статье Уголовного Кодекса, что сломала жизнь студентам и атеистам… И с одной стороны я понимаю ликование и оптимизм некоторых представителей юридического сообщества, жадно ждущих отмены приговоров и реабилитации сотен и тысяч пользователей инета, но с другой… С другой стороны, как я уже неоднократно заявлял, не следует ждать ничего хорошего».

Юсупов по-прежнему считает, что перевод направления из уголовного в административное «русло», на самом деле, не приведет к искоренению проблемы — более того, ситуация усугубится:

«Так уж сложилось, что административное преследование в российских условиях представляет из себя вполне значимую и значительную «дубину» — достаточно вспомнить, что некоторые активисты буквально годами сидят по административным статьям со штрафами, которые и не снились уголовному законодательству.
Павел Чиков комментирует ситуацию почти с юношеским восторгом, я же склонен предполагать серьезное усугубление ситуации тысячами административных дел, арестов, штрафов…фактически, речь идет об очень серьезном давлении на общество через инструменты постоянной угрозы «дамоклова меча» — угроза получить 15 суток и штраф в десятки тысяч рублей весьма серьезное и ощутимое обстоятельство, чтобы склонить голову и перестать бороться.
И как я уже говорил ранее, в уголовном законодательстве имеется хотя бы формальное условие доказательства вины обвиняемого в совершении того или иного деяния. В административном же законодательстве и практике дело обстоит так, что правоохранительные органы зачастую не утруждают себя сбором доказательства, а суды идут у них на поводу, не изучая все обстоятельства.
Увы, данная «либерализация» еще покажет себя палачом и инквизитором активистов и общественников».

.

Центр «Сова» приветствует предложение о введении административной преюдиции для ст. 282. «Эта мера позволит обвиняемым в возбуждении ненависти избежать чрезмерно сурового наказания и судимости, — считают эксперты «Совы. — Однако нужно иметь в виду, что процедуры возбуждения дел об административных правонарушениях и доказывания при их рассмотрении значительно проще, чем в уголовном судопроизводстве, поэтому в целом можно ожидать значительного роста количества преследований за возбуждение ненависти, большая часть которых будет осуществляться в рамках КоАП. Сократить потенциальный размах преследований, возможно, сможет тот факт, что, согласно законопроекту, правом возбуждать административные дела по ст. 20.31 КоАП будет наделена лишь прокуратура».

Кроме этого, «Сова» отмечает большое количество эксцессов, связанных с применением этой статьи и других антиэкстремистских норм, связано с недостатками их формулировок и соответствующих формулировок закона «О противодействии экстремистской деятельности». «Мы неоднократно обращали внимание на эти недостатки, — сетуют эксперты. — Внесенные законопроекты, к сожалению, никак не нацелены на уточнение и исправление сомнительных положений антиэкстремистского законодательства».

В свою очередь, пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков пожаловался на «маразм» вокруг 282 статьи из-за старых поправок, но журналисты напомнили, что внесены они были Владимиром Путиным.

Реагируя на критические комментарии общественников и коллег по цеху, глава «Агоры» Павел Чиков опубликовал в своём Telegram решение Следственного комитета в Красноярске о прекращении дела Андрея Безбородова об экстремизме, возбужденное из-за картинок во «ВКонтакте».

«Всем скептикам. У наших адвокатов пошли первые прекращения уголовных дел по ст. 282 УК, причем за малозначительностью. Раньше невозможно было представить такое, как и логику изложения».

Хоть напрямую это событие не связано с инициативой Путина, Чиков подчёркивает — тенденции сейчас таковы, что положительные изменения в отношении дел за репосты уже необратимы, и они уже работают.

«Это явное следствие смены вектора», — сообщил он в разговоре с РосКомСвободой.

Что ж, будем следить за развитием событий, насколько законопроект от Президента РФ повлияет на судьбы тех людей, которые сейчас находятся под судебным преследованием или отбывают уголовное наказание, а так же — в какую сторону изменится количество возбуждаемых административных и уголовных дел за публикацию своих мыслей в Сети в форме анекдотов и мемов или за репост чужого мнения.

.
don but rks

.

Читайте также:

Президент внёс в Госдуму законопроекты о либерализации «282»
🔓
Омбудсмен Москалькова: статья 282 УК РФ сконструирована ущербно
🔓
Обезопасит ли россиян «либерализация» 282 статьи УК РФ?
🔓
ВС РФ разрешил судам прекращать дела о репостах при отсутствии преступного умысла
🔓
Минэкономразвития за расширение понятия «экстремизма» для блокировок сайтов

.

roskomsvoboda telegram

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+