Эксперты Правительства: новый законопроект Минцифры отправит под блокировку 19 млн сайтов


Experty raskritikovali zakonoproekt MintsyfryЭкспертный совет при Правительстве РФ жёстко раскритиковал инициативу Минцифры о расширении полномочий Генпрокуратуры, согласно которой под досудебную блокировку за «оправдание и обоснование» террористической и экстремистской деятельности могут попасть 19 млн сайтов.

Под досудебные блокировки за обоснование и оправдание экстремизма и терроризма могут попасть до 19 млн сайтов, что приведет к нарушению работы интернета, полагают в Экспертном совете при Правительстве России (копия документа есть в распоряжении «Ъ»). Соответствующий законопроект Минцифры должен быть доработан, чтобы исключить «неопределенные понятия». Иначе избежать злоупотреблений блокировками вряд ли удастся, согласны участники рынка. 

Напомним, в начале августа текущего года Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ были предложены правки в закон «Об информации», которые делают и без того широкие определения терроризма и экстремизма ещё более расплывчатыми. На общественное обсуждение был выложен проект закона «О внесении изменений в статью 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»». Предлагаемые в законопроекте поправки еще больше расширяют полномочия Генпрокуратуры, и позволят ей в досудебном порядке блокировать сайты, содержащие «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности».

В отзыве рабочей группы «Связь и IT» Экспертного совета при правительстве РФ законопроект Минцифры был подвергнут жёсткой критике. По оценке экспертов, число сайтов, подлежащих блокировке, в рамках законопроекта может достигнуть 19 миллионов:

«Блокировка такого количества ресурсов может привести к существенному увеличению маршрутных таблиц, что может оказать большое влияние на качество услуг передачи данных пользователям сетей связи на территории РФ, включая доступ к государственным информационным системам».

.

РосКомСвобода также ознакомилась с документом рабочей группы «Связь и IT». «Понятие «обоснование» является общеакадемическми понятием высокого уровня абстракции, которое носит как минимум двусмысленный характер, — отмечают эксперты. — С одной стороны, под «обоснованием» понимается специфическая форма логического вывода, основанного на построении логической связи между предпосылками и следствиями. С другой стороны, под «обоснованием» в реальной академической практике понимаются сами предпосылки. Однако, даже в случае конкретизации понятия первым либо вторым способом введение понятия «обоснование» в предлагаемом контексте не выдерживает никакой критики. В первом случае, следует иметь в виду, что вывод может быть неочевидным или ошибочным, что создает возможности для исключительно произвольного правоприменения. Во втором случае, в качестве предпосылок могут выступать любые суждения, от которых путем логических выводов (как корректных, так и некорректных) могут быть получены следствия «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности». Таким образом, в случае реальной практики правоприменения, будут иметь место широкие способы конкретизации столь абстрактного термина, как «обоснование»».

Понятие «оправдание», по мнению экспертов, является двусмысленным. «С одной стороны, если рассматривать понятие «оправдание» с содержательной точки зрения, то оно является оценочным и не может быть включено в объективный состав деликта. Если же под «оправданием» понимать правовое понятие, то запрет оправдания подрывает конституционные основы права, так как любое лицо имеет право на защиту, на высказывания в его пользу, оправдывающие его деяния», — говорится в документе.

Таким образом, под «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности» подпадают любые публикации по криминологии, предметом которых является экстремистская или террористическая деятельность.

Описание типичных психологических профилей лиц, склонных к совершению террористических актов, объективных психологических и социальных проблем, подталкивающих их к такой деятельности, по формально-логическим признакам может трактоваться как оправдание таких лиц, так и их деятельности.

Кроме того, любые социологические исследования, содержащие объяснения или объяснительные гипотезы роста терроризма и экстремизма также могут трактоваться как обоснование осуществления таких видов деятельности.
Например, если данная поправка будет принята, это будет означать, что из всех учебников по российскому праву должна быть изъята речь адвоката П.А. Александрова по делу террористки Веры Засулич.

Поэтому по вышеописанным критериям могут быть заблокированы учебники по праву и криминологии, работы Маркса и Ленина или произведения советской литературы, а также любая критика нашей действительности, — говорится в заключении экспертного совета.

Кроме этого, «…согласно ст. 1 п. 1. Федеральному закону от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» публичное оправдание терроризма является экстремистской деятельностью, а информация, содержащая такое оправдание является (ст. 1 п. 3) экстремистскими материалами. Признание же информации экстремистским материалом согласно ст. 13 отнесено к ведению федерального суда. В той же статье описан и механизм включения этих материалов в список запрещенных материалов министерством юстиции и обеспечения предотвращения доступа к таким материалам. В отношении действий, содержащих признаки экстремистской деятельности (в том числе и размещения информации с такими признаками) ст. 6 закона предусмотрено вынесение предостережения прокуратурой. Соответственно, помимо вышеперечисленного, предлагаемые поправки к закону «Об информации…» противоречат закону «О противодействии экстремистской деятельности», передавая прокуратуре полномочия федерального суда«.

Сложившийся в России подход к устранению информации, признанной экстремистской, требует доработки, убеждены эксперты. По их мнению, он должен быть дифференцированным и зависеть от местонахождения ресурса и его аудитории. Кроме того, необходимо категорировать противоправные ресурсы и установить разные требования и условия блокировки с учетом социальной опасности. «Заключение получили, в настоящее время рассматриваем»,— сообщили “Ъ” в Минцифры.

Двусмысленность и неопределенность понятий «обоснование» и «оправдание» очевидны, согласен адвокат международной правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов. «Более того, в своем нынешнем виде ст. 15.3 закона «Об информации», допускающая чрезвычайную блокировку призывов к экстремизму, также противоречит ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Поэтому речь скорее нужно вести о полной отмене ст. 15.3, а не о поправках к ней»,— уверен юрист.

На практике исключить злоупотребления блокировками не получается, констатирует гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, напоминая, что текущие 3,8 млн заблокированных IP-адресов по делу Telegram стали следствием применения ст. 15.3 и решения Генпрокуратуры. «Предложения рабочей группы имеют право на существование, логичны, обоснованны, но противоречат всей сетке законов о блокировках, самому их принципу,— считает он.— Существующее законодательство про блокировки хоть и молодое, но нормативно-правовые акты слабо совместимы друг с другом».

«Очередная инициативка по блокировочкам. Уже совсем не удивляет. Что само по себе страшно — мы начинаем привыкать к неадекватному поведению регулятора. Ну, типа, «они настолько <непредсказуемы>, что может произойти что угодно»», — пишет в своём Telegram-канале исполнительный директор ОЗИ Михаил Климарёв.

Идея блокировать контент только за оправдание выглядит «устрашающе», считает директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. «Но если прописать необходимость опираться на вполне узкое понимание этого термина, которое дано в ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма»), это не так плохо. Гораздо важнее поднятая в заключении тема осмысленности блокировок как инструмента в борьбе с опасным контентом»,— отмечает он, поясняя, что «стремительно разрастающаяся» практика блокировок порождает проблемы и должна быть разумно ограничена.

.
don but rks

.

Читайте также:

Доклад «Агоры»: 115 тысяч случаев ограничения свободы Рунета за 2017 год
🔓
Роскомсвобода запросила у Роскомнадзора обоснование блокировки VPN-сервисов
🔓
Рассмотрение законопроектов по либерализации 282 статьи могут назначить на октябрь
🔓
Сможет ли MailRu на деле защитить пользователей от преследований за лайки и репосты?
🔓
Минцифры максимально расширяет понятие экстремизма

.

VPNlove.me

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+