Татарстан: гостендер как конвейер экстремистских судеб


system broke peopleРегиональные власти всё активнее распределяют местные бюджеты под «борьбу с экстремизмом»: тема как проста в освоении, так и сложно контролируемая при оценке эффективности и пользе для общества.

Недавно мы описали тендер Агентства печати и массовых коммуникаций Красноярского края стоимостью 4,3 миллиона рублей на создание двух 30-секундных видеороликов, которые должны «способствовать предупреждению террористических и экстремистских проявлений среди жителей Красноярского края». Это является одним из показательных примеров, как легко и непринужденно осваиваются местные бюджеты под борьбу с виртуальными ведьмами.

В ходе очередного мониторинга РосКомСвободы, мы выявили еще две интересных госзакупки — на этот раз от Государственного комитета Республики Татарстан по закупкам, которые в ярком свете показывают, как еще можно осваивать бюджет под эфемерную борьбу с экстремизмом. 

Показательно, что эти два тендера идут рядом, с одинаковыми сроками и начальными суммами контрактов:

  1. Закупка «Право заключения государственного контракта на оказание услуг по организации постоянного мониторинга и исследования материалов с признаками экстремизма, распространяемых в Республике Татарстан, для нужд государственного казенного учреждения «Аппарат Общественной палаты Республики Татарстан»» — начальная цена контракта 500 тысяч рублей.
  2. Закупка «Право заключения государственного контракта на оказание услуг по организации постоянно действующей адресной системы юридической, медицинской, психологической, социальной и иной помощи лицам, отбывшим или отбывающим уголовное наказание за преступления террористического или экстремистского характера, членам их семей в целях их социальной адаптации и ресоциализации, для нужд государственного казенного учреждения «Аппарат Общественной палаты Республики Татарстан»» — начальная цена контракта также 500 тысяч рублей.

.

Эти две закупки напоминают некий конвейер по искусственному созданию проблемы, а потом разгребания её последствий. Всё это, конечно, за счет налогов граждан с непрозрачными целями и методами освоения выделяемых средств. И может это было бы не так страшно, если бы не ключевыми фигурами этих «конвейеров» были обычные люди, которых будут сначала выявлять и подвергать уголовному преследованию за постинг/репостинг мемов и анекдотов, а потом, в процессе отбытия сроков и после них «социально адаптировать».

Выбранные подрядчики будут осуществлять монетизацию слома человеческих судеб по крайне неоднозначной и резонансной теме «экстремизма», которая сейчас вызывает глубокую обеспокоенность в обществе — нет, не само это явление, а насколько неадекватно правоохранительные и судебные органы рассматривают дела этой тематики.

Из тех.задания первого тендера следует, что исполнитель обязан подготовить «5 лингвистических заключений, 5 психологических заключений, 9 религиоведческих заключений, 1 политологическое заключения. Для производства заключений в течение 10 дней со дня подписания контракта Заказчиком Исполнителю предоставляются материалы в том числе печатные (книги, средства массовой информации (включая газеты, журналы), рукописные; видео и аудио материалы, файлы на цифровых носителях информации. Для производства одного заключения Исполнителю предоставляется не более 50 (Пятидесяти) материалов».

Тендер уже прошел, 30 июля с выбранным исполнителем заключен контракт на сумму 497500 рублей. Им стала Автономная некоммерческая организация «Казанский межрегиональный центр экспертиз».

Второй тендер — по вопросам адаптации отбывших срок или еще находящихся в местах лишения свободы за экстремизм — выиграло Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт педагогики, психологии и социальных проблем». С ними так же 30 июля был заключен контракт на сумму 495000 рублей.

Вот так рутинно происходит освоение регионального бюджета на теме экстремизма.

И вообще что прослеживается —

Как мы, граждане, оплачиваем поиск ведьм со стороны госведомств:

1) зарплаты сотрудников СК, Прокуратуры, ЦПЭ, которые вовлечены в эти дела;
2) затраты на экспертизу при судебных процессах;
3) затраты на содержание в местах лишения свободы, осужденных за экстремизм;
4) затраты на социальную адаптацию после освобождения таких осужденных;
5) «профилактика» экстремизма через исследования, семинары, соцрекламу и т.д;
6) ведение списка экстремистских материалов, проверки учебных заведений и библиотек, контент-фильтры;
7) организация блокировок сайтов, контроль ограничения доступа.

Всё это напоминает какой-то замкнутый круг, в который вовлечены множество заинтересованных лиц и организаций, паразитирующих на этой неоднозначной теме и осваивающих федеральные и региональные бюджеты.

Поэтому переломить ситуацию в сторону декриминализации «экстремистских» статей очень сложно — бенефициары борьбы с мемами и анекдотами будут активно сопротивляться закрытию огромной кормушки, освоение которой очень сложно проверить на эффективность и полезность для общества.

.
don but rks

.

Читайте также:

Красноярск хочет одолеть экстремизм двумя видеороликами за 4,3 миллиона рублей
🔓
Центр Сова: 96% «антиэкстремистских» приговоров вынесено за посты в интернете🔓
«Антиэкстремистское» законодательство нуждается в глубоких изменениях
🔓
Обращение в Mail.Ru Group от РосКомСвободы: что делать, когда пользователей судят за репосты
🔓
ВКонтакте расскажет пользователям о запросах силовиков

.

roskomsvoboda telegram

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+