Почему Кремневой долине не нужно сотрудничать с Пентагоном


pentagon deep blueИсследования в области искусственного интеллекта вызывают все больший интерес у военных, однако прямое сотрудничество американского бизнеса с Пентагоном может негативно сказаться на экономическом развитии и темпах внедрения новых технологий.

Неужели Кремневая долина собирается вступить в войну? В 2013 году Amazon выиграла у IBM контракт на размещение облачного хранилища данных для разведывательного сообщества Соединенных Штатов. Microsoft продает Министерству обороны и спецслужбами Azure Government Secret – свою облачную вычислительную службу, разработанную специально для федеральных и местных органов власти. В прошлом году Google подписал контракт с Пентагоном на реализацию проекта Maven, пилотной программы по ускорению перехода военных к использованию искусственного интеллекта. 

Подобные партнерские отношения могут смягчить беспокойство Департамента обороны в отношении китайских достижений в области искусственного интеллекта и слияния развития гражданских и военных технологий под контролем государства в этой стране. Но сопоставимые процессы в случае американского государства и Кремневой долины могут иметь негативные последствия.

Это не только поставит под угрозу ценности Кремневой долины, о чем более 3000 сотрудников Google заявили в недавнем письме о проекте Maven исполнительному директору компании Сундар Пичаи. Что гораздо более важно, само преимущество Соединенных Штатов в технологической и военной областях существует во многом благодаря тому, что в технологическом секторе экономики не доминируют государственные структуры со своими потребностями. Сужение функционирования технического сектора Соединенных Штатов к обслуживанию потребностей военных окажется непродуктивным для всех сторон. Такой ход событий только ослабит американское государство.

Разумеется, оборонные контракты не являются новым явлением для Кремниевой долины, и недавние действия Google могут рассматриваться как признак возврата Кремневой долины к её традиционной модели сотрудничества с военными. Однако такая точка зрения ведет к неправильной трактовке самой истории Кремневой долины и специфики современных технологий. Интернет и большая часть цифровых вычислений действительно родились в ходе десятилетий сотрудничества индустрии с военными, начиная со времен Первой мировой войны. Однако сам Пентагон отказался от исключительно военного применения интернета, справедливо посчитав его недостаточно безопасным, и перепоручил его эксплуатацию Национальному научному фонду. Когда интернет стал полноценным коммерческим проектом, Национальный научный фонд передал его в ведение Министерства торговли. Американское государство, возможно, и стало прародителем интернета, но вовсе не оно способствовала его подъему.

Появившуюся в 1970-х годах гражданскую и предпринимательскую технологическую субкультуру, имевшую столь тесные интеллектуальные и финансовые связи с антивоенным движением и контркультурой 1960-х годов, едва ли можно считать тесной союзницей военно-промышленного комплекса. Она обладала явно выраженным творческим духом гиковского антиавторитаризма. Трудно поверить, что более тесные связи с военными проникнут в эту субкультуру инноваций.

Технологии, связанные с такими проектами, как Azure Government Secret и Project Maven, также сильно отличаются от принципов совместного использования данных 1960-х годов. Эти старые технологии не были бы созданы при отсутствии государственного финансирования. Напротив, сегодняшние проекты главным образом связаны с развитием искусственного интеллекта. Очень немногие из них имеют прямую привязку к военным разработкам, но все они могут быть полезны для ведения военный действий и шпионажа. В отличие от разработки оружия, исследования в области искусственного интеллекта по своей сути обладают двойным потенциальным применением. Технологические гиганты Соединенных Штатов будут проводить их независимо от получаемых государственных контрактов. И было бы значительно лучше для Кремневой долины, если бы военные не являлись инициаторами таких разработок.

Пентагон очень неохотно пришел к пониманию того, что он зависит от частного бизнеса в вопросах национальной обороны и сохранения американского влияния в мире. Но произошло это, в немалой степени, благодаря Китаю. Государственный интерес Китая к искусственному интеллекту был изначально экономическим, но военное применение также было в числе приоритетов. Как указывает в авторитетном докладе Эльза Кания, исследователь Центра новой американской безопасности, «ИИ является приоритетом высокого уровня в национальной програмее Китая по военно-гражданской кооперации». Такая стратегия должна позволить китайским вооруженным силам воспользоваться разработками частного бизнеса в области искусственного интеллекта.

Возникает ощущение, что вооруженные силы Соединенных Штатов были не на шутку напуганы. В меморандуме 2017 года заместитель министра обороны Роберт Ворк писал, что, хотя Министерство обороны уже сделало «первые шаги» в области искусственного интеллекта, «нам нужно сделать гораздо больше и двигаться намного быстрее». В записке было объявлено об инициировании проекта Maven для достижения поставленных целей. В этом месяце генерал Стивен Уилсон, заместитель начальника штаба ВВС, сказал, что США стоит перенять китайский подход к исследованиям искусственного интеллекта.

Однако не стоит забывать, что антагонизм частного бизнеса и военно-промышленного комплекса и глубокая американская традиция недоверия к государству имеют решающее значение для способности Соединенных Штатов к инновациям. Есть веские основания для того, чтобы завязанные на военные разработки высокотехнологичные гиганты 1960-х, 70-х и 80-х годов, такие как Raytheon и Grumman, не разработали такие важные технические достижения, как веб-протоколы, смартфон, персональные компьютеры и различные типы шифрования, поскольку все они в конечном итоге имели большое военное значение. Основная причина заключалась в том, что ни одна из этих инноваций не была направлена на ведение войны; более того, многие их них могли подорвать власть государства.

После окончания Холодной войны технологический потенциал Советского Союза в значительной степени сошел на нет, поскольку он в значительной степени был ориентирован на поддержания паритета с США в области военных разработок. Советское государство позволило своим противникам определить темпы и масштабы внедрения своих инноваций и их преимущественно милитаризированный характер. Соединенные Штаты не должны совершать эту ошибку.

.

По материалам  The New York Times

Перевод: Максим Волков, специально для РосКомСвободы

.
don but rks

.

Читайте также:

Пентагон проверит 80% всех мировых IP на наличие вредоносных программ
🔓
Тотальная слежка и кибератаки ускоряют массовый переход на протокол HTTPS
🔓
Произошла утечка данных секретного проекта армии США и АНБ «Red Disk»
🔓
IT-гиганты готовы поддержать судебные процессы в защиту сетевого нейтралитета 
🔓
США заблокировали главу Роскомнадзора

.

roskomsvoboda telegram

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+