Верховный суд планирует смягчить наказания за репосты


VS obeshaet smyagchit nakazanie za repostyНеобходимость такой корректировки законодательства назрела уже давно, и сделать определённые шаги в сторону его либерализации правозащитники требовали от властей уже не один раз.

Верховный суд России рассматривает вопрос о смягчении наказания за репост запрещенных материалов. Отвечая на вопрос журналистов, планируется ли гуманизация статьи УК РФ, предусматривающей наказание за распространение, в том числе репост экстремистских и запрещенных материалов, глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев сказал: «Коллегия (Верховного суда) обсуждает этот вопрос». Под гуманизацией той или иной статьи УК РФ подразумевается смягчение наказания, в том числе перевод из уголовно наказуемого деяния в категорию уголовного поступка, который не предусматривает лишения свободы, а может наказываться штрафом либо обязательными работами.

Уголовные наказания за репост запрещённых материалов всегда вызывали общественный резонанс. Так, недавно стало известно, что студента Александра Крузе осудили на 2,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения. Суд вынес такой вердикт из-за репоста четырёх картинок. Как подчеркнул сам Крузе, он пошёл на такой шаг из-за дипломной работы.

Случаи привлечения в России к уголовной ответственности за репосты касаются, в основном, материалов экстремистской направленности, например, фашистской/нацистской символики и риторики, репоста пародий на ку-клус-клан. При этом штраф можно получить даже за репост хрестоматийного фото с Парада Победы 1945 года, на котором советские солдаты стоят с поверженными нацистскими штандартами (к счастью, приговор был отменён вышестоящим судом).

Наказание может быть назначено даже за размещение карикатур и демотиваторов: так, координатора «Открытой России» в Чувашии Дмитрия Семенова оштрафовали (правда, тут же амнистировали и отменили штраф) на 150 тыс. рублей за репост в соцсети ссылки на интервью публициста Матвея Ганапольского, к которой была прикреплена карикатура на Дмитрия Медведева (по ч. 1 ст. 280 УК РФ «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Также был оштрафован, но уже по административной статье, координатор штаба оппозиционера Алексея Навального в Чувашии Семён Кочкин — в сатирическом видео, которое он перепостил, на заднем фоне был виден черный флаг с белыми надписями, похожий на символику запрещенного в РФ «Исламского государства». Кроме того, оштрафовать могут и за сделанный шесть лет назад репост видео Навального, как это произошло с активистом Сергеем Ионовым, если содержащаяся в нем информация внесена в реестр запрещенной информации.

Также попасть под уголовное наказание можно за репост изображений, оскорбляющих чувства верующих — это случилось с жителем Сочи Виктором Ночевновым, оштрафованным на 50 тыс. руб. за размещение семи карикатур с Иисусом Христом.

Не менее резонансными стали дела Евгении Чудновец, которую обвинили в распространении детской порнографии после того, как она сделала репост ролика с издевательством над ребёнком, а также «ловца покемонов» Руслана Соколовского, который был осуждён за оскорбление чувств верующих. Оба этих случая демонстрируют сомнительность правоприменения нынешнего законодательства относительно постов в интернете, а также показывают необходимость как минимум правового анализа ряда статей УК РФ, касающихся преступлений в Сети.

Реакцию правозащитников, общественных деятелей, а также некоторых политиков на инициативу Верховного суда по большей части можно назвать одобрительной.

Член Совета Федерации Антон Беляков сказал, что заявление главы Верховного суда «является запоздалой, но верной реакцией». «Понимаете, в свое время ВС давал отзыв на эти законопроекты, позже ставшие законами. Они не стремились обобщить практику и оценить степень опасности от нововведений. Получается, что сейчас судьи исправляют не только ошибки законодателей, но и в каком-то смысле свои собственные, ­— отметил сенатор. — Надеюсь, между заявлением и соответствующим реальным действием пройдет не слишком много времени».

В середине февраля текущего года Беляков внес в Госдуму законопроект №390352-7, смягчающий статью «О пропаганде нацизма». «Одно дело, когда есть реальный ущерб, а другое дело, когда неким апофеозом становятся судебные решения за публикацию людьми фото, на которых есть нацистская символика. Извините, но как тогда всем нам радоваться нашей Победе без подобного рода снимков?! Это совершенно разные вещи — репост текста, призывающего вербоваться в экстремистскую организацию, и репост фотографий времен ВОВ», — вновь посетовал сенатор на существующий «юридический абсурд».

Адвокат и правозащитник Владислав Юсупов видит положительные перспективы в инициативе Верховного Суда по части смягчения наказания за размещение в интернете или репост запрещённых в России материалов, поскольку это может снизить существующую на данный момент в России тенденцию злоупотребления правом. Ещё на заре принятия Госдумой ряда «антинацистских» и «антиэкстремистских» законов было понятно, говорит Юсупов, что делается это на эмоциях, второпях.

«Например, закон, карающий за демонстрацию свастики и нацистской символики, — отмечает он, — разрабатывался и принимался без правового обоснования и проведения исследований в этой области. Так обычно действуют дилетанты. А теперь государство увидело, какой же это чудовищный закон и к каким чудовищным последствиям он привёл. Он писался под эмоциями и при отсутствии профессионализма в рядах тех, кто его разрабатывал и принимал. Ну очевидно же, что он не подвергался никакой правовой аналитике, поэтому решения судов, основанные на нём, такие абсурдные по своей сути. Свежий пример — тот нашумевший приговор [архангельскому активисту Михаилу Листову], слава богу отменённый, за публикацию фотографии с Парада Победы 1945 года. Но кроме этого случая есть же ещё множество подобных, где люди были наказаны вообще ни за что. Потому что закон сам по себе абсурдный. Ну это же бред, что ты не можешь быть уверенным в отсутствии каких-либо претензий к тебе, если опубликуешь в интернете архивные фото с целью почтить память участников той войны, либо вспомнить какие-то исторические факты».

Скорее всего, по мнению Юсупова полной отмены не произойдёт, но послабления будут, однако в самом существовании такого закона есть опасность, и прежде всего для тех, кто его проталкивал. Что послабление, что ужесточение его в итоге всё равно будут приводить к абсурдным последствиям, поэтому он должен быть просто отменён. «Это закон, — утверждает правозащитник, — который уничтожает их же [авторов] собственные ценности».

Примерно та же самая ситуация и с «антиэкстремистским» законодательством, применяемого и к месту, и не к месту. «Вообще нельзя наказывать людей за мнения, за реакцию на какие-то события, — утверждает Юсупов. — Мы имеем право посмеяться над различными явлениями — конечно, соблюдая определённый баланс. Факторы, которые окружают нас, могут подвергаться нашему анализу, нашим оценочным суждениям, но существующие отдельные законы не дают этого сделать. Они словно вмешиваются в саму природу того, как человек реагирует на окружающий его мир».

В информационно-аналитическом центре «Сова», который не раз ставил вопрос о необходимости изменения системы наказания за публикацию экстремистских материалов, поприветствовали планы ВС. «Мы всегда выступали за то, чтобы наказание за публичные высказывания не предусматривало реального срока лишения свободы. Кроме того, мы считаем, что во многих случаях уголовное преследование вовсе неуместно, достаточно добиться прекращения распространения противоправного контента. Нередки случаи и вовсе неоправданного вмешательства правоохранительных органов в право на свободу слова», — заявила эксперт центра Мария Кравченко.

«Уголовное преследование уместно, когда речь идет о призывах к насилию и дискриминации, да и то следует применять такие меры, как штраф или обязательные работы», — отметила она.

Ожидать в самое ближайшее время решения ВС по этому вопросу не следует, считает Кравченко. «Верховный суд может рассматривать вопросы, связанные с толкованием законодательства, месяцами и даже годами. Вряд ли данная ситуация станет исключением», — предположила она.

Обсуждение в СМИ планов по либерализации законодательства, отметила представительница «Совы», может быть связано с грядущими президентскими выборами, однако следует учитывать, что в последние годы власти не склонны снижать объемы преследования по антиэкстремистским статьям, как уголовным, так и административным: «Так, только в 2016 году было около двух тысяч случаев наказания людей за публикацию изображений нацистской символики, независимо от того, сопровождались ли такие публикации пропагандой нацизма».

Она также сказала, что в рамках работы в Совете по правам человека при президенте глава «Совы» Александр Верховский неоднократно проводил с коллегами переговоры о возможности смягчения подобного рода статей УК и КоАП.

Ведущий юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян напомнил, что российский Уголовный кодекс содержит целый ряд статей, по которым существуют уголовная отвественность в виде лишения свободы за распространение информации в сети Интернет:

«К сожалению, практика никак не различает, является ли пользователь автором публикации, либо он просто осуществил репост или ретвит. Состав преступления, как правило, формальный. Это означает, что оконченным преступление считается с момента размещения информации. Последствия и ущерб не имеют никакого правового значения.

Постановлением Пленума Верховного Суда №41 от ноября 2016 года были даны хоть какие-то разумные разъяснения региональным судьям, которые начали реально лишать свободы людей за весьма безобидные действия в соцсетях. И несмотря на то, что Верховный суд обратил внимание нижестоящих судов, что в правоприменении необходимо учитывать контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней, все это относится только к преступлениям экстремистской направленности и не касается всех остальных преступлений.

Рост количества приговоров и реальных сроков за публикации в Интернете просто пугающий. Это беспокоит сегодня всё юридическое сообщество и правозащитников. Поэтому если эта инициатива будет принята Верховным судом, это хоть как-то снизит уровень социальной напряженности».

.

Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов назвал такую корректировку законодательства, которую анонсировал Верховный суд, необходимой.

«Идея уточнения позиции ряда статей Уголовного кодекса, которые касаются экстремизма, уже давно обсуждается Советом. Мы считаем, что такая корректировка законодательства крайне необходима, потому что одно дело – реальный экстремизм, другое дело – свобода высказываний, в том числе достаточно резких. Поэтому важно уточнить понятие экстремизма и экстремистских материалов. В частности это касается репостов. Мы считаем, что как минимум нужны разъяснения Пленума Верховного суда, а как максимум корректировки Уголовного кодекса», — заявил глава СПЧ.

По словам Михаила Федотова, осуждённые за экстремизм из-за репоста могут рассчитывать на пересмотр приговора, если наказание по данной статье будет смягчено.

«Если соответствующие статьи УК будут изменены, то лица, которые уже отбывают наказание по этим статьям, смогут ходатайствовать о пересмотре приговора», — уточнил Федотов.

Однако стоит напомнить, что Верховный суд, а также Правительство РФ скептически отнеслись к законопроекту, внесённому в Госдуму фракцией ЛДПР по отмене «антиэкстремистской» статьи 282 УК РФ. ВС РФ не увидел в пояснительной записке к убедительных «уголовно-правовых и криминологических исследований, подтверждающих необходимость внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство». Также Верховный суд считает, что предложение, содержащееся в законопроекте, не в полной мере учитывает позиции законодателя относительно оснований установления уголовной ответственности за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождение, отношения к религии, равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Кроме того, при разработке законопроекта «не была принята во внимание правовая позиция Конституционного суда РФ согласно которой Статья 282 УК РФ обеспечивает реализацию конституционных и международно-правовых положений и не содержит неопределённости, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данной нормы правоприменительными органами».

.
don but rks

.

Читайте также:

Новые рубежи государственной онлайн-цензуры
🔓
Правительство и Верховный суд РФ выступили за сохранение наказаний за мыслепреступления
🔓
Дело о футболке Милонова будет рассмотрено в ЕСПЧ
🔓
Суд: фотохроника с парада Победы 1945 года не содержит пропаганды нацизма
🔓
Игрока World Of Tanks обвиняют в возбуждении ненависти к русским

.

VPNlove.me

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+