Правительство и Верховный суд РФ выступили за сохранение наказаний за мыслепреступления


otmena 282 LDPRПравительство и Верховный суд РФ дали отрицательный отзыв на законопроект фракции ЛДПР по отмене «антиэкстремистской» статьи 282 УК РФ.

Внесённый в Госдуму фракцией ЛДПР законопроект №360083-7, предлагающий признать утратившей силу статью 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса РФ, а также исключить ссылки на указанную статью в ряде статей Уголовно-процессуального кодекса, не нашёл поддержки в кабинете министров и Верховном суде РФ — это следует из опубликованных под документом соответствующих отзывов.

Особенно примечательна позиция Правительства — с одной стороны, оно не готово поддержать инициативу по отмене сомнительной статьи, с другой — напоминает о том факте, что уже само пыталось отменить статью 282. Аргументация кабмина удивляет ещё и тем, что он до сих пор считает появление данной статьи в российском законодательстве требованиями Конституции РФ, а также не видит в опубликованном фракцией ЛДПР документе убедительных данных судебно-следственной практики, обосновывающей необходимость внесения предлагаемых изменений:

«Введение в УК статьи 282 является реализацией конституционного принципа, гарантирующего равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, отношения к религии и не допускающего пропаганду и агитацию, нарушающих это равенство. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (статья 29 Конституции Российской Федерации). Вместе с тем в пояснительный записке к законопроекту не приведены убедительные данные судебно-следственной практики, обосновывающие необходимость внесения предлагаемых изменений.

Следует отметить, что ранее правительством Российской Федерации рассматривались и не были поддержаны проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части признания утратившей силу статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации» и проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации», имеющие аналогичный рассматриваемым законопроектом предмет правового регулирования (официальный отзывы от 26 августа 2016г. номер 6311п–П4 и от 25 мая 2017г. номер 3501п–П4).
При этом замечания, высказанные Правительством Российской Федерации в вышеуказанных официальных отзывах сохраняют свою актуальность и по отношению к рассматриваемому законопроекту.

На основании изложенного законопроект Правительством Российской Федерации не поддерживается».

.

Позиция кабмина в данном контексте кажется несколько абсурдной. Если министры сами, ещё раньше депутатов, увидели необходимость признать утратившей силу «антиэстремистской» статьи, почему же они считают её следствием реализации статьи Конституции 29, которая, к слову, как раз очень часто и нарушается при правоприменения 282 УК РФ?

Верховный суд также не увидел в пояснительной записке к убедительных «уголовно-правовых и криминологических исследований, подтверждающих необходимость внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство». Также ВС РФ считает, что предложение, содержащееся в законопроекте, не в полной мере учитывает позиции законодателя относительно оснований установления уголовной ответственности за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождение, отношения к религии, равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Кроме того, при разработке законопроекта «не была принята во внимание правовая позиция Конституционного суда РФ согласно которой Статья 282 УК РФ обеспечивает реализацию конституционных и международно-правовых положений и не содержит неопределённости, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данной нормы правоприменительными органами».

Данный отзыв также вызывает множество вопросов, поскольку надо совсем не интересоваться жизнью в России, чтобы не быть в курсе того, как граждане страны в массовом порядке именно неосознанно подпадают под действие 282-й статьи, делая перепосты в соцсетях и, в лучшем случае, попадая под штрафные санкции, в худшем — получая за это реальные сроки. О слишком широком трактовании данной «антиэкстремистской» статьи говорилось уже с момента, когда посыпались первые приговоры, однако ВС РФ продолжает твердить о том, что она не содержит никакой неопределённости.

Напомним, фракция Либерально-Демократической партии РФ во главе с Владимиром Жириновским в конце прошлой недели №360083-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части признания утратившей силу статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации». Статья 29 Конституции РФ, по мнению авторов документа, запрещает лишь пропаганду или агитацию, возбуждающую ненависть, в то время как статья 282 УК РФ признаёт преступлением любые действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды.

В пояснительной записке сказано, что инициатива призвана разграничить проступки и преступления, возбуждающие ненависть или вражду:

«Состав преступления, предусмотренный статьёй 282 Уголовного кодекса Российской Федерации, отличает крайняя некорректность. Во-первых, он значительно выходит за пределы запрета, установленного статьёй 29 Конституции.

Во-вторых, основным признаком состава преступления, характеризующим
общественную опасность указанных действий, является их направленность на «возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц», то есть целевой признак, относящийся к субъективной стороне. Известно, что законодательное закрепление целевого признака открывает простор для субъективизма правоохранительных органов, поскольку наличие такого признака трудно доказать, но легко приписать. Поэтому даже бытовой проступок может быть квалифицирован как преступление, предусмотренное статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В-третьих, статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, уже предусмотрено совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Таким образом, любое деяние может быть квалифицировано и по статье 282, и по иной статье (например, статье 119), но со ссылкой на статью 63 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данная ситуация также создает простор для субъективного усмотрения правоохранительных органов».

.

«Исходя из вышеизложенного очевидно, — также утверждают в ЛДПР, — что состав преступления по статье 282 избыточен, кроме того, открывает возможности для личной заинтересованности при возбуждении и ведении уголовного дела. Нечеткая и широкая формулировка может использоваться против гражданина и в политических целях». Стоит напомнить, что РосКомСвободой также было отмечено слишком широкое толкование «антиэкстремистского» законодательства, с помощью которого под уголовную статью можно подогнать любое деяние.

Авторы документа отметили, что «в какой-то степени статья 282 является потенциальным инструментом для борьбы с лицами, несогласными с действующим политическим курсом, и, таким образом, легализует политическую цензуру».

«Квалификация преступлений по статье 282 в некотором смысле является «универсальной», так как позволяет привлечь к уголовной ответственности даже за высказывания, выраженные в форме перепоста в социальной сети без комментария обвиняемого, или высказывания, распространенные без прямого умысла, то есть эмоционально проявленные недовольства, а также независимо от намерений лица, разместившего информацию. Неосторожный комментарий, размещенный в Интернете, плакат на митинге или фото (демотиватор) в социальной сети могут являться основанием для назначения реального тюремного срока. Такой подход необоснованно ограничивает свободное выражение гражданами своего мнения», — отмечено в документе.

Депутатами ЛДПР также утверждается, что реформирование 282-ой «антиэкстремистской статьи» — это «последовательная и многолетняя» позиция партии, а также настаивают, что данная статья получила название «русская», поскольку «очень большое число осужденных по этой статье являются этническими русскими». В пояснительной записке к законопроекту на сайте парламента авторами документа приводится статистика осуждённых по этой статье, а также идёт апелляция к печальному опыту СССР, когда по статье за «антисоветскую пропаганду» были осуждены тысячи советских граждан:

«Согласно официальным статистическим сведениям, представленным Верховным Судом Российской Федерации, в 2014 году по статье 282 осуждено 267 лиц, в 2015 г. — 378, в 2016 г. — 395, а в первом полугодии 2017 г. — 205…

…Необходимо отметить, что в советском законодательстве действовала статья 70 Уголовного кодекса, предполагавшая ответственность за антисоветскую пропаганду, под которую можно было подвести абсолютно любое действие или высказывание. По этой статье были осуждены тысячи людей в Советском Союзе.

Исходя из изложенного, законопроектом предлагается признать утратившей силу статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации».

.

Среди авторов законопроекта значатся сам лидер ЛДПР Владимир Жириновский, а также следующие депутаты: В.Деньгин, Я.Нилов, А.Диденко, М.Дегтярев, Е.Строкова, А.Курдюмов, А.Шерин, В.Власов.

Напомним, в докладе «Онлайн по всем фронтам — наступление на свободу слова в России» правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) отметила высокий рост приговоров за «экстремистские» посты в интернете — за 1,5 года количество осужденных за онлайн-высказывания россиян увеличилось вдвое. Всё чаще обвиняемыми по делу об «онлайн-экстремизме» становятся блогеры, а также обычные пользователи социальных сетей. По данным организации, в период между 2014 и 2016 годами примерно 85% приговоров за «экстремистские высказывания» были вынесены за то, что люди писали в сети интернет, а наказание за это преступление варьировалось от штрафов или общественных работ до реального тюремного заключения.

Заметный рост числа приговорённых к реальным срокам пользователей интернета, уже согласно данным информационно-аналитического центра «Сова», пришёлся на 2016 год, и достаточно большой процент из них — по всё той же 282-ой статье. Впрочем, в 2017-ом власти также не блистали особо либеральным подходом, и все мы помним, к примеру, нашумевшее дело «ловца покемонов» Руслана Соколовского, вызвавшее в обществе большой резонанс — именно после него коллеги Соколовского по цеху организовали флешмоб за отмену «антиэкстремистской» статьи 282 УК РФ.

Не менее громкое дело — с весны прошлого года длящееся расследование против московского математика и Tor-энтузиаста Дмитрия Богатова, которого обвиняют в призывах к массовым беспорядкам и терроризму только на основании того, что в интернете неизвестными пользователями были опубликованы комментарии соответствующего содержания, и одним из IP-адресов у правоохранителей высветился сетевой адрес Богатова. Дело в том, что он являлся администратором выходной годы Tor, предоставляющей российским пользователям анонимный выход в интернет. В момент появления в интернете одного из последних комментариев Дмитрия просто не было возле компьютера, однако следствие это не смутило, и с апреля месяца прошлого года Богатов находится под арестом — сначала он содержался в СИЗО, и только в июле его перевели под домашний арест. Одним из адвокатов Богатова является юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян, а сама наша организация участвует в кампании за освобождению московского математика #FreeBogatov.

Сомнительное правоприменение 282-ой и других «антиэкстремистских» статей было замечено и на международном уровне. Так, в августе прошлого года ООН призвала Россию внести изменения в антиэкстремистское законодательство, где также отметила, что определение экстремистской деятельности и процедуры запрета материалов по-прежнему весьма неопределенные.

Но пока адекватной реакции на замечания международного сообщества со стороны российских властей фактически не было, если не считать инициативу фракции ЛДПР. Наоборот, гайки только закручиваются в виде появления таких законов, как о запрете обхода блокировок, запрете анонимности в мессенджерах и т.п. Уже в этом году, буквально на днях, по 282-ой статье был на полтора года осуждён, также за посты в интернете (причём авторство некоторых из них под большим вопросом) коломенский активист Валентин Соколов. Своё дело он считает сфабрикованным. По той же статье в канун Нового года два года условно получила гражданка Украины Лариса Китайская, проживающая в Крыму.

Буквально на днях следственное управление Следственного комитета России по Владимирской области взялось за расследование дела по ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды) по факту публикации запрещенной картины Васи Ложкина «Великая прекрасная Россия» (авторское название — «Шестая часть суши»). В октябре 2016 года аналогичный случай произошёл в Санкт-Петербурге. Как недавно сообщили владимирские оппозиционеры Илья Косыгин и Кирилл Николенко, их землячка Виктория Лобова ранее опубликовала данную картину у себя на страничке в социальной сети ВКонтакте. Картина Ложкина была признана экстремистской 29 января 2016 года Октябрьским районным судом Новосибирска вместе с тремя другими изображениями. Это сатирическое произведение, не содержащее никаких призывов, в том числе призывов к насилию, и его признание экстремистским информационно-аналитический центр «Сова» считает неправомерным.

Недавно Верховный суд оставил в силе штраф в 400 тысяч рублей жителю Калуги Ивану Любшину за репосты в соцсетях. В вину ему ставятся, в частности, ролики, рассказывающие о совместных действиях СССР и нацистской Германии в начале Второй Мировой войны, о нынешней войне на востоке Украины, а также размещение клипа польского проекта Prawe Skrzydło с песней, посвящённой советско-польской войне 1920 года.

О существовании рисков быть привлечённым к ответственности за публикации в интернете говорила недавно и директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова:

«Рисков много, но я отмечу три самые распространённые. Это публикация в соцсетях изображений со свастикой — даже просто стоп-кадра из «17 мгновений весны», а также информация, оскорбляющая чувства верующих, и относящаяся к категории сепаратизм. Все эти вещи сейчас тщательно отслеживаются, но при этом обычному пользователю зачастую невозможно понять, за публикацию какой именно информации придётся отвечать.

Более или менее понятно с нацистской символикой. Публикация изображений свастики, даже если это архивная фотография времён Великой Отечественной войны или антифашистские плакаты «Кукрыниксов», влечёт за собой административную ответственность за «демонстрирование» нацистской символики. Наказывают безальтернативно, неважно, можешь ты доказать, что ты антифашист или нет, это не будет иметь значения. Это относится к правонарушениям экстремистского характера, поэтому наказание последует без вариантов. Ты можешь доказывать, что ты антифашист или историк, но это не будет иметь значения. И пусть за такую публикацию штраф небольшой — от тысячи до двух тысяч рублей, но негативных последствий для человека, привлечённого за экстремизм, будет гораздо больше. Это возможные проблемы с трудоустройством, например, если работа связана с детьми. Могут также быть проблемы с открытием банковского счёта или выездом за границу».

То же самое происходит и с «оскорблением чувств верующих» и с наказанием «за сепаратизм». Закон должен быть понятен и прозрачен, говорит Арапова, но именно нечёткость правовой нормы представляет в данный момент самую большую сложность. Иногда даже статьи или ролики, рассказывающие о фашизме и нацизме, попадают в немилость, поскольку там демонстрируется нацистская символика и другие соответствующие атрибуты, после чего авторы или те, кто их запостил, становятся фигурантами уголовных дел об экстремизме или «реабилитации нацизма».

.

UPD.
В статье была допущена неточность: отзыв на рассматриваемый законопроект был отправлен не Конституционным, а Верховным судом РФ. Приносим свои извинения работникам КС РФ и благодарим их за проявленную бдительность!

.
don but rks

.

Читайте также:

Блогеры поддержали Руслана Соколовского и требуют отмены «экстремистской» 282-й статьи УК РФ
🔓
За 1,5 года количество осужденных за онлайн-высказывания россиян увеличилось вдвое
🔓
ООН призывает Россию внести изменения в антиэкстремистское законодательство
🔓
Подмосковный активист осуждён на 1,5 года за посты в соцсетях

.

digitalrights.center

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+