Итоги года и размышления о развитии интернета с участием общества


Артем Козлюк Уходящий год выдался насыщенным на события, связанные с интернет-пространством в России. В каких-то областях шло развитие субъектов сетевого взаимодействия и информационных технологий, больше не благодаря, а вопреки регуляции со стороны государственных структур. В чем-то наша страна сделала шаг назад в плане развития свободы знаний, доступа к информации и взаимодействия граждан и бизнеса через интернет.

Тем не менее, пока мы все еще не пришли к полной и безвозвратной Чебурашке — интранету, изолированного от Всемирной Сети, у всех нас есть возможность воздействовать на происходящее. Виды и степень такого воздействия могут быть разными: активизации судебных процессов оспаривания агрессивных и явно незаконных правоприменительных действий со стороны государственных ведомств и других субъектов права, использующих несовершенство российского законодательства в своих интересах; юридическое воздействие через участие в подготовке законопроектов, концепций, стратегий и других документов, вносящих стимулирующие и прогрессивные факторы в развитие интернет-пространства и взаимоотношений в нём; информационная работа по своевременному вскрытию и аналитике зарождающихся новых регрессивных и репрессивных норм в отношении Сети, отрасли, СМИ; инициация общественных онлайн- и оффлан-акций и кампаний; обучение разных категорий пользователей, защита их прав и интересов.

Мы все с вами должны активнее использовать такие механизмы, а также развивать инструменты электронной демократии, дающие гражданам нашей страны возможность участвовать и влиять на текущую повестку жизни нашей страны в режиме онлайн. Необходимо придавать этим формам гражданского влияния полноценную юридическую значимость — только в этом случае мы сможем говорить об учете интересов общества во всех аспектах при принятии решений, как на федеральном уровне, так и на региональном и муниципальном. По крайней мене — мы будем прикладывать к этому максимальное количество усилий. 

Ниже представлены интервью руководителя общественной организации «РосКомСвобода» Артёма Козлюка интернет-изданиям FurFur и Roem.Ru с подведением итогов года и взором в будущее.

.

FurFur:

Недавно интернет-индустрия попросила государство жёстче себя регулировать. Кому в интернет-индустрии так не хватает кнута?

Интернет-отрасль неоднородна по своим желаниям и чаяниям, в том числе по степени отношения к политике государства в области интернет-регулирования. В данный момент времени к власти приблизились представители того среза IT-бизнеса, которые пытаются встроиться в конъюнктурный тренд ужесточений и при этом получить для себя определённые преференции от власти.

Мне не кажется, что такие люди представляют мнение всей отрасли, просто их вынесло волной своей лояльности наверх, где их заметили и наверняка будут опираться на их позицию, чтобы вводить очередной сонм ограничений и обременений в сети.

Ещё одно странное известие — президент назначит «советником по интернету» Германа Клименко. Зачем вообще нужен советник по интернету?

Идея ввести такую должность пришла Путину и его администрации неслучайно: интернет-зависимый сектор бизнеса стал существенной частью ВВП страны (порядка 16%) и с каждым годом привносит всё больший вклад в экономику России. IT-отрасль, по сути, стала одним из локомотивов развития, причём не только экономического, но и социального, гражданского. Стали зарождаться инструменты и механизмы участия граждан через интернет-пространство в текущей повестке жизни страны, отдельные из них были запущены непосредственно самим государством: например, институт петиций — «Российская общественная инициатива» Roi.ru и портал публикации проектов нормативно-правовых актов органов исполнительной власти и их общественного обсуждения (Regulation.gov.ru). Да, итоговая эффективность влияния мнения общества через такие инструменты пока низка, это факт, но без построения определённого фундамента нельзя реализовать и полноценную работающую конструкцию. Будем надеяться, что таким механизмам гражданского участия будет придана бóльшая юридическая значимость, если смотреть с оптимизмом в будущее.

Но если вернуться к настоящему, то власти необходим человек или группа людей, кто бы за этим присматривал и направлял в нужное русло, учитывая в первую очередь политическую конъюнктуру, а уже потом искал возможности подстроиться интернет-отрасли под неё. Как мне кажется, для этого и был в своей время запущен механизм создания «Института развития интернета» (ИРИ), который возглавляет Герман Клименко, и логичным шагом было назначить его приближённым к себе. Ну вот решили дать ему такую должность, как советник по интернету.

При этом в топ-эксперты ИРИ, согласно её структуре, входит достаточно много достойных профессионалов из разных областей интернет-отрасли, но, к сожалению, на текущий момент ключевые решения принимаются достаточно узкой группой лиц. Да я и сам вносил предложения в программу развития интернета (также вхожу в число топ-экспертов этого института), которую разрабатывает ИРИ, но не получил никакого фидбэка по своим правкам, дополнениям и замечаниям. На текущий момент есть сомнения, что экспертный совет создан для консолидации отраслевых желаний. Но посмотрим, что будет дальше.

Кстати, как вы оцениваете шансы Роскомнадзора, который замахнулся в следующем году заблокировать абсолютно все торрент-трекеры?

Тут надо разделить ответ на ряд составляющих. Во-первых, заблокировать Роскомнадзор может на самом деле всё, что захочет либо он, либо сонм тех госорганов, которые за три с половиной года правоприменения законодательства по ограничению интернет-пространства в России получили возможность блокировать сайты. Кроме того, тот же Роскомнадзор стал в последний год уже на постоянной основе нарушать это же законодательство и вносить те интернет-ресурсы в реестры запрещённых сайтов, по которым не нет ни решений Мосгорсуда (если говорить про антипиратский закон), ни требований Генпрокуратуры (в отношении правоприменения закона «о политической цензуре»), подменяя решения обозначенных ведомств. Когда идут попытки указать представителям надзорного ведомства на этот беспредел, с их стороны следует ответ: «Идите в суд, доказывайте, что мы нарушаем закон».

Во-вторых, отдельно стоит отношение Роскомнадзора к крупнейшим интернет-порталам, сервисам и социальным сетям. Тут они стараются действовать достаточно осторожно и без указания «сверху» блокировать тот же Facebook, Twitter и «ВКонтакте» не будут. Решение об этом будет вне их желаний и компетенции.

Ну, а в-третьих, блокировки блокировками, но если посмотреть на их эффективность, то тут картина достаточно интересная: по нашим наблюдениям за жизнью отдельных интернет-ресурсов после попадания в реестр, можно проследить общие черты: в первые недели на такие ресурсы идёт существенный приток новых пользователей (эффект Стрейзанд, запретный плод сладок), иногда достигающий прироста в 100% и более, потом трафик возвращается на уровень до блокировки — и тут идёт развилка. Если интернет-ресурс предпринимал и предпринимает какие-либо действия по обучению своих пользователей восстановлению доступа к информации, активно организуя с ними ликбез и обратную связь как на своих ресурсах, так и в пабликах в соцсетях, если технически пробует различные инструменты создания параллельного доступа для пользователей к своим сайтам, через зеркала, облака, сеть TOR и т. д., то такой ресурс если и теряет какую-то часть своей аудитории, то не более 10–15%. И чем меньше известен сайт, тем интенсивнее он должен предпринимать такие шаги, чтобы остаться доступным для своих пользователей. Если он ничего не делает для этого, то да, аудитория заблокированного портала может существенно сократиться.

Тот же RuTracker, несмотря на свою самую широкую известность, делает это очень интенсивно, проводя учения с отключением своего форума для российских пользователей и участвуя в поддержке двух наших кампаний, направленных на обучение пользователей восстановлению их нарушенного конституционного права на доступ к информации (OpenRunet.org) и судебному оспариванию нормы о вечных блокировках сайтов (ZaRunet.org). То же самое делает и ряд других известных торрент-трекеров: Rutor, «Кинозал.ТВ», Seedoff и т. д. Именно поэтому я уверен, что эти интернет-ресурсы будут жить, не сильно потеряв в пользовательском трафике вследствие блокировки.

Означает ли победа над RuTracker начало действительно серьёзной борьбы с пиратством в России?

Борьба с пиратством — это борьба с 90–95% пользователями интернета в России. Мы выступаем за подход к решению назревшей проблемы кризиса авторского права в нашу цифровую эпоху путём реформирования системы, а не битья кнутом без всякой итоговой эффективности. Именно в этих целях мы в своё время запустили кампанию «Время менять копирайт» (ChangeCopyright.ru), где сформулировали наши основные тезисы о том, в чём мы видим это реформирование, и пригласили к дискуссии по этой проблеме представителей всех сторон. Но диалог с теми же правообладателями, которые в большинстве своём не являются авторами контента, им принадлежащего, идёт туго. Сложно разговаривать с теми, кто, например, считает, что торрент-технологии служат исключительно для обмена нелегальным контентом, а открытые лицензии — это зло для автора.

Сейчас вдохновителям таких идей дан зелёный свет, и они стараются, пока этот свет не погас, внедрить как можно больше запретов и ограничений. Про эффективность и позитивное стимулирование речи нет.

Давайте попробуем подвести итоги. Назовите наиболее значимые и успешные шаги государства на пути закрепощения рунета?

Меня больше всего напрягает растущая интенсивность взаимодействия наших госорганов с Китаем в области регулирования интернет-пространства. Это по понятным причинам опасный признак грядущего укрепления и разрастания стены интернет-цензуры по схожей модели. Опыта в таких строительных работах Китаю не занимать — научат. Дело за деньгами, коих нужно существенное количество миллиардов, чтобы бетонные скрепы такой стены плотно схватили весь рунет за горло. Ну и уже, отбросив лишнюю стеснительность, инициировать процедуру построения соответствующего министерства цензуры со многими тысячами чиновников и проплаченной миллионной армией волонтёров, вручную перебирающих интернет-пространство в поисках врагов. Это в дополнение к автоматизированным средствам для контроля исполнения блокировок и деятельности СМИ, что уже внедряются в России.

Если говорить про соответствующее законодательство, то оно тоже успешно растёт.

Из всего сонма внедрённых и/или начавших действовать законов в 2015 году я бы выделил следующие: антипиратский закон 2.0, который ввёл беспрецедентную возможность вечной блокировки; закон о локализации данных россиян на территории РФ, привнесший новый реестр по блокировке тех интернет-ресурсов и сервисов, которые по каким-то причинам не стали переносить данные на территорию нашей страны; и вступающий в силу 1 января 2016 года закон о праве на забвение, с помощью которого из поисковой выдачи может быть удалена любая достоверная информация, тем самым спровоцировав нарастание белых пятен отсутствия информации в наших общих человеческих знаниях.

И, наоборот, были ли какие-то весомые победы в борьбе с Роскомнадзором? Расскажите об основных проектах Роскомсвободы, реализованных в 2015 году. 

Мы не ведём каких-то подпольных и подрывных действий, чтобы говорить о борьбе с государственным ведомством. На легальном же поле мы представляем собой слишком разные весовые категории — нет, не для общества, а для тех, кто принимает решения на уровне государства. Ведь действия Роскомнадзора носят не локальный, а федеральный масштаб.

Но мы можем говорить о нашем медийном, информационном, аналитическом, экспертном сопротивлении неадекватным и незаконным действиям со стороны и Роскомнадзора и многих других государственных ведомств и иных организаций, которые наступают ногой на интернет-пространство, привнося в него не развитие и прогресс, а репрессии и регресс.

Мне кажется, мы уже не первый год узнаваемы и в интернет-отрасли, в СМИ, органах государственной власти и у значительной части интернет-аудитории, которая хотя бы как-то интересуется развитием сетевого пространства в России. И все эти каналы мы стараемся не упускать из виду и налаживать определённое взаимодействие. Мы разрабатываем либерализующие интернет-взаимодействие законопроекты, некоторые из них уже внесены в Госдуму; мы участвуем в отраслевых дискуссиях и форумах со своей позицией. Используем сами и призываем других участвовать в экспертных и общественных обсуждениях проектов новых нормативных актов. И ряд из них таким образом мы смогли остановить. Борёмся за права пользователей, владельцев сайтов, блогеров и журналистов в судах. Есть и успешные кейсы, когда вышестоящие суды по инициированному нами делу выносили решение о снятии тех же неправомерных блокировок. Оказываем и юридическую помощь и защиту. Для этого запустили специальный портал — «Центр защиты цифровых прав» (DigitalRights.center). Регулярно инициируем общественные компании, к примеру, те, о которых я сказал выше — OpenRunet.org и ZaRunet.org.

Куда расти есть — полноценного лобби, защищающего интересы отрасли и пользователей, пока не сформировано. Но это вопрос времени, если смотреть с оптимистичной стороны, отбросив вариант интернет-диктатуры и тоталитаризма.

Не было попыток какого-то государственного давления на организацию?

Сейчас попыток давления на нас нет. Мы можем осуществлять свою деятельность свободно, это, безусловно, позитивный момент. Было, правда, решение одного регионального суда о признании одной из страниц нашего сайта запрещённой (на которой мы публикуем информацию о таких инструментах восстановления доступа к информации, как веб-прокси, кнопки «турбо» и плагины в браузерах, VPN, TOR и т. д.), так как она является неким анонимизатором, но это рядовая глупость местной прокуратуры, которую мы сейчас обжалуем вверх по судебным инстанциям. Мы действуем в законном поле, подпольных и боевых ячеек у нас нет.

За пределами борьбы за интернет какие события вы запомните как наиболее важные в 2015 году? Какие ощущения от прошедшего года?

Доля ТВ падает, интернет-проникновение растёт. При этом растёт государственное давление на сетевое пространство, власть хочет подчинить себе интернет и осуществлять тотальный контроль над взаимодействием пользователей.

Идёт гонка: что придёт к финишу первым — гражданское самосознание или превращение интернета в зомбоящик. Ой, снова я про интернет.

Если посмотреть вне интернета, то бесконечная абсурдная борьба с иноземной агрессией методом санкций, мягко говоря, достала. Все эти запреты на продукты, въезды/выезды, давления бульдозером гусей, персиков и т. п. — это санкции по своему же народу, идёт прямая корреляция между внедрением очередного запрета и повышением цен с одновременным снижением уровня жизни. Скачок валютного курса и действия экономического блока одновременно с этим подливают масла в огонь.

Инфраструктура по-прежнему строится только для эффективной прокачки и поставок нефти и газа. Стимулирование развития других производственных сфер — практически вне зоны внимания нашего государства, к сожалению.

Чего вы ждёте от 2016 года и чего ждать всем нам?

Давайте ожидать лучшего, серовато-чёрная полоса немного подзатянулась, просто обязано наступить просветление. Хочется сказать, что осенние выборы могут стать таким стимулятором, но, несмотря на то что избрание нового состава в Госдуме будет происходить по новому принципу, с участием одномандатных списков, надеяться на радикальную смену парадигмы не стоит. Но чернила запретов тоже же должны когда-то пересохнуть, уступив место здравым идеям. Желаю всем нам, чтобы в наступающем году маятник наконец-то качнулся в правильную сторону.

.

Roem.Ru:

Успех проекта: конверсия 30−35% на OpenRunet

В середине ноября мы запустили OpenRunet.org — кампанию, где рассказываем, как за 2−3 простых шага восстановить доступ к любой информации, даже если вы мало обучены современным технологиям. Нашей команде обычно хватает встроенных средств браузеров или плагинов к ним, так что мы сделали короткий практический ликбез по этим инструментам. Такой, чтобы им легко могла воспользоваться условная домохозяйка. Конверсия хорошая — 30−35% посетителей сайта нажимают кнопку «Готово» под описанием шагов. Учитывая, что кнопка необязательна, количество тех, кто воспользовался ликбезом по назначению, может быть еще больше.

Тренд года: рост самосознания

Запреты рождают, с одной стороны, излишнюю самоцензуру, а с другой — подталкивают владельцев ресурсов активнее отстаивать свои права.

По статистике, которую мы собираем со дня вступления в силу закона «о черных списках сайтов» (первого закона о внесудебных блокировках), власти неправомерно заблокировали уже более 1 000 000 ресурсов. Это 96% от общего числа блокировок.

Из-за возможности «вынести» сайт по IP-адресу, большинство ограничений в доступе неправомерны. Второй существенный момент, на который мы постоянно указываем, — суды не привлекают к процессам администраторов и владельцев интернет-ресурсов.

Показательный случай был с «Википедией»: решение о запрете статьи в ней принял Черноярский районный суд Астраханской области, но ни администраторов, ни хостеров, ни фонд «Викимедиа.ру» не привлекли к рассмотрению как ответчиков или хотя бы как третьих лиц. Такое происходит массово и в ежедневном порядке на региональном уровне.

Так что в этом году мы запустили «Центр защиты цифровых прав» — портал, где можно самостоятельно сформировать пакет необходимых документов для обжалования блокировки и получить юридическую консультацию от наших специалистов по интернет-праву. С нами работают «Агора» и Институт исследований интернета — их юристов, адвокатов и правовых аналитиков мы привлекаем через «Ассоциацию пользователей интернета», которую сами и создали.Самая востребованных функция Центра — как раз юридическая консультация владельцев заблокированных сайтов и защита их интересов в суде. Уже был ряд интересных кейсов — вроде обжалования блокировки «Луркморья», а несколько решений удалось отменить в судах высших инстанций.

С декабря мы привлекаем пользователей к массовому обжалованию «вечных блокировок» — на Zarunet.org можно подписать коллективную жалобу на эти решения, которые выносятся с огромным количеством нарушений процессуальных норм.

Цифровой мир по-прежнему ментально чужд консервативно настроенному государству, но надеюсь, вместе мы сможем выстроить правильную систему взаимодействия отрасли, общества и государства, и у Рунета будет сильное, грамотное и эффективное лобби. Когда? При ком? Это уже совсем другая история…

Проблема года: лобби нет, когда оно нужно

За последние годы могу вспомнить лишь одну законодательную норму, которая может способствовать развитию интернет-среды, — это дополнение Гражданского кодекса новой статьей «Открытая лицензия на использование произведения науки, литературы или искусства». Она стимулирует использование открытых лицензий, аналогичных Creative Commons.

Больше из хорошего вспомнить нечего. И потому хочется организовать работающее интернет-лобби, чтобы отрасль эффективно противостояла глупым и обременительным для бизнеса нормам, а вместе с тем — предлагала свои варианты развития интернет-рынка и электронной демократии. Пока толком никто не может занять эту нишу.

Тут нельзя кого-то выбирать или назначать в лоббисты. Такие процессы происходят изнутри: и возглавить их должны не отдельные личности, а интернет-компании, их ассоциации и общественные организации, имеющие вес в отраслевых бизнес-кругах и среди пользователей.

Наверное, текущая конъюнктура все-таки не способствует активному развитию такого института, как нормальное интернет-лобби. А жаль.

Тренд на годы: нам есть, куда мигрировать от прокурорской машины

Из хорошего виден тренд на использование средств шифрования трафика и анонимной переписки. Люди массово повышают свою техническую грамотность. Ну и сами технологии тоже выигрывают от такого спроса.

Куда может мигрировать свободная мысль и информация? Логично было бы сказать — в облака. Но их тоже кто-то контролирует.

Хотя закрыть их, конечно, будет намного сложнее. Другое направление миграции — DeepWeb, альтернативные сети и так далее. Идет развитие Mesh-сетей. Еще одно интересное решение — использование альтернативной системы DNS-имен, как предлагает EmerCoin.

Так что если государственное давление усилится совсем, люди уйдут в более криптозащищенные, децентрализованные и анонимные сети, начав массово развивать и совершенствовать их.

Из плохого отмечу заработавшую во всю силу прокурорско-судебную машину. Идет ежедневная работа по подаче заявлений со стороны региональных прокуратур в суды, возбуждение административных и уголовных дел против пользователей. Такое ощущение, что по ним спустили разнарядки из центра.

Ошибка года: продолжать в том же духе

Государству нужно сделать выбор — или мы идем по пути интернет-тоталитаризма, или хотим развивать огромный рынок.

В последние 3−4 года через Госдуму прошло более полусотни проектов законов, которые вносили новые обременительные нормы для интернет-бизнеса, новые категории запрещенной информации, ограничения для СМИ и т. д. Многие из тех проектов воплотились в законы, причем практически все они были приняты без учета мнения общества и отрасли.

Но самая большая ошибка госорганов — считать, что они смогут подчинить своим интересам интернет-технологии и будут полностью контролировать взаимодействие граждан в сетевой среде.

Да, безусловно, отдельные страны ввели жесточайшие нормы по контролю за интернет-пространством: но даже их колоссальные усилия, денежные вливания и «махины цензуры» обернулись кучей брешей, сквозь которые люди получают доступ к запрещенным сайтам и сервисам.

Инструменты года: Psiphon и «идеологический VPN»

Если посмотреть на статистику установок, в России растет число тех, кто использует браузер Tor или сервисы VPN-провайдеров. Кстати, один бесплатный VPN сделали наши товарищи, причем сделали по идеологическим соображениям, — называется «ПростоVPN.АнтиЗапрет».

Еще запомнился Psiphon — вполне симпатичный инструмент, особенно под Android. Рекомендую!

Закрытие года: и все же — «Рутрекер»

Резонансных решений множество. И каждое — это показатель ущербности законов и их применения. Во-первых, каждый здравомыслящий человек понимает, что заблокировать в сети что-либо навсегда просто невозможно, пока сам администратор ресурса не вмешается, либо пока домен не разделегирован.

Во-вторых, любая блокировка более-менее известного ресурса ведет к резкому росту его популярности. Конечно, потом возможно проседание трафика. Но, как показывает практика, это не более 10−20% посетителей — и то, если ресурс не принимал контрмеры, как это делают торренты.

Ситуация с Рутрекером, конечно, стоит в стороне. Диву даешься, как правообладатели действуют себе во вред,уничтожая контролируемый канал распространения контента.Ни для кого не секрет, что Рутрекер активно сотрудничал с правообладателями. Но теперь, когда мосты сожжены(а в голосовании за это участвовало 1,3 млн аккаунтов), волшебным образом иск о «вечной блокировке» послужит большей доступности контента.

___________

Мы все с вами по-прежнему можем осуществлять взаимодействие в интернет-пространстве, несмотря, что где-то приходится использовать костыли, где-то расширять свою область знаний для этого. В этом есть и плюсы — идет развитие и технологической мысли и гражданского самосознания. Всем нам осталось только поднять институт общественного влияния на должный уровень, чтобы решения принимались не за нашими с вами спинами, но при этом озвучивались под прикрытием якобы интересов граждан. Такое двоемыслие стало слишком явным, чтобы продолжать его не замечать.

.

This entry was posted in Аналитика, Практика and tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+