Лекция философа, социолога и музыканта Александра Барда — «Интернет — революция»


Выступление автора книги «Netократия», философа киберпространства, Александра Барда на конференции NEXT в Берлине о Сети и интернете, как четвертой революции коммуникаций между людьми. Первыми тремя были — речь, письменность и печать.

.

Интервью Александра Барда / Владимир Заманский / ЧасКор:

Житель Стокгольма Александр Бард стал известен широкой российской публике как участник поп-группы Army of Lovers, имевшей ошеломляющий успех в Восточной Европе в 90-х. Потом был проект Vacuum, который тоже попал во многие мировые чарты. Затем Alcazaar, который сегодня, так же как и Vacuum, продолжает успешно «турить» Россию на ностальгической волне. Думается, во многом за счёт успешных хитов, изготовленных под руководством Барда.

В середине нулевых благодаря издательской деятельности питерского отделения Стокгольмской школы экономики увидел свет русский перевод его книги «Нетократия». Так мы узнали ещё одно амплуа Брада — он философ и писатель, предсказывающий скорую смерть буржуазии и господство новых властителей-нетократов.

Бард постоянно обозначал своё присутствие в России, и не только как гастролирующий музыкант, — выступал в качестве спикера по приглашению различных организаций, давал интервью и т.д.

— Мы можем многое прочесть о тебе в разных медиа. Но что ты можешь сказать? Пожалуйста, изложи краткое резюме — важнейшие моменты твоей жизни.
— Я философ и артист. Я пишу книги о философских последствиях происходящей глобальной интернет-революции. А также я делаю музыку в качестве автора песен, продюсера и артиста, в настоящий момент в рамках моего последнего проекта Gravitonas. Я живу в Стокгольме, в Швеции, но много путешествую по всему миру и владею несколькими домами в разных местах: в Нью-Йорке, Стамбуле и Мумбаи.

— Ты доволен полученным образованием?
— Изначально я экономист. Но позже добавил к сферам своего академического интереса философию и социологию. Музыка и искусство — это нечто, чему я научил себя посредством усердного труда.

— Что ты можешь сказать по поводу образовательной системы Швеции и Скандинавии в целом? Что там сейчас происходит?
— В Швеции одна из самых сложных систем высшего образования в мире, и шведские университеты процветают в сравнении с другими странами. Но образовательная система может быть более мультикультурной и международной даже в Швеции. Это мне нравится в таких странах, как США, Австралия, Британия и Сингапур, они притягивают студентов со всего мира. Эффекты от совместной работы за годы образования важны как минимум в той же мере, что и само образование. Так что вам нужно завести друзей со всего мира за то время, что вы в университете, а не просто подружиться с ребятами из вашего района и социального слоя.

— Ты помнишь первые упоминания о России, которые тебе встречались? Как это было?
— Я узнал о России и Советском Союзе во время учёбы, когда я был маленьким ребёнком, и, конечно, я узнал, что это была самая большая страна в мире и самая населённая в Европе. Я впервые самостоятельно путешествовал по Советскому Союзу в начале 1980-х и, конечно же, много раз возвращался в Россию и соседние постсоветские государства снова.

— Какие чувства доминировали во время первого визита?
— Советский Союз в 1980-е был очень тихим местом, но также и довольно скучным. В магазинах было не найти интересных вещей, люди были тихие и замкнутые. Выглядело всё бедновато. Сегодняшняя Россия — это совсем, совсем другое место. Гораздо более привлекательное!

— Твои проекты весьма успешны в Восточной Европе (конечно, не только там), верно? Почему?
— Мне нравится думать о себе как о «почётном славянине», и я определённо славянофил. Я открыто связан со славянской культурой, интересуюсь ею и всегда был таким. Также у меня есть черта характера, которая заключается в том, что я не боюсь обозначать конфликты, говорю свои мысли открыто и позволяю себе быть эмоциональным и драматичным на публике. Это определённо хорошо резонирует со славянской культурой. Славянская культура — одна из двух моих любимых культур на планете, другая — современная индийская. Я люблю современную Индию.

— О книгах и публикациях. Как много написанных работ ты опубликовал? Назови самые важные, пожалуйста.
— «Нетократы» (оригинальное издание вышло в 2000-м), «Глобальная империя» (2003), «Телесные машины» (2009). Вместе они называются «Трилогия Футурика». На данный момент только «Нетократы» были опубликованы на английском и русском, но все три книги выходят на английском этим летом. «Нетократы» во второй раз, две другие книги — впервые. Все три будут доступны в России в виде электронных книг и бумажных книг по запросу для начала.

— Ты работаешь над какой-либо книгой сейчас?
— Нет, мы с моим соавтором Яном Зодерквистом планировали написать «Трилогию Футурику», и у меня нет планов на любые другие книги в данный момент. Сейчас я читаю лекции по этим трём книгам по всему миру и, конечно, делаю восхитительную музыку в Gravitonas. Это отнимает почти всё моё ценное время.

— Что это такое — «шок новизны»? Интернет реально принёс это людям? Он продолжает его нести?
— Интернет-революция — мощный феномен современности, самое глубокое изменение в обществе со времён изобретения печатного пресса 500-летней давности. И эта глобальная революция только началась.

— Можешь указать нам, откуда ждать следующее большое изменение после интернета, как оно может выглядеть?
— Следующее большое изменение — это ещё больше интернета и даже ещё больше интернета. Все новые значимые технические и социальные прорывы в последующие 100 лет будут результатами стремительно растущей взаимосвязанности между людьми мира и сетевыми эффектами.

— Интерактивность и постоянная обратная связь — это хорошо? Что это даёт цивилизации?
— Я никогда не говорил, что большая интерактивность лучше или хуже. Я всегда говорил, что это по-настоящему революционно. Как только мы начинаем взаимодействовать, старые инструменты власти, такие как массмедиа (телевидение, радио, книги, газеты), утрачивают былую ценность и доминирующую роль. Поскольку требуются новые таланты, мы видим рождение и рост нового глобального суперкласса, который будет контролировать все другие классы и группы в обществе.

Лари Пейдж и Сергей Брин, основавшие Google, — первые представители этого нового глобального суперкласса: нетократы! Так что революция хороша для некоторых (нетократов) и плоха для других (старый господствующий класс, буржуазия).

— Нужно ли нам скрываться в абсолютно прозрачном мире?
— Мы можем пытаться, но в прозрачном мире трудно скрыться. Давать людям запутанную информацию эффективнее, чем просто пытаться абсолютно уйти от внимания. Если люди не знают, какая из циркулирующих о тебе историй правдива, ты эффективно скрылся.

— Что насчёт сегодняшней Швеции, что там происходит? Какие важные социальные процессы запущены последними прорывами?
— Швеция восхищает, ведь она богата, технологична, полна иммигрантами со всего мира (более 10% населения) и переживает быстрый экономический рост. Вся Скандинавия в этом смысле восхитительна, и это отличное место для жизни. Я также люблю здешнюю близость к природе, миролюбие и высокое качество жизни.

— Правда ли, что богатые и хорошо развитые страны нуждаются в свежей крови, чтобы избегать душевных проблем?
— Нет, не для того, чтобы избегать душевных проблем, а для того, чтобы оставаться бодрыми и преуспевающими, Скандинавские страны должны всё в большей степени развивать хорошие отношения с удалёнными частями планеты, такими как Азия. Это достигается, как всегда, через культурный обмен, торговлю и, конечно, миграцию.

— Люди на самом деле должны драться, чтобы чувствовать, что они живы?
— Не совсем. Нет ничего плохого в том, чтобы чувствовать себя живым через миролюбие. Но определённая степень любопытства и ощущение достижения тоже нужны для правильного жизненного баланса.

— Каких современных шведских авторов (публикующихся на английском) ты можешь рекомендовать для читающих эрудитов?
— Карл-Михаэль Эденборг — это новый шведский автор, который пишет крайне оригинальные и очень, очень умные тексты. Другой такой автор — Фредрик Харен, с которым я сотрудничаю в данный момент, так как Gravitonas делает музыку для его первой книги и кинематографического проекта. Но эти писатели ещё недоступны в английском и русском вариантах, однако я уверен, что скоро будут.

— Немного о Gravitonas. Команда проекта, что у вас есть и к чему идёте?
— Фронтмены Gravitonas — я и главный вокалист Андреас Орн. Мы оба пишем песни и продюсируем, так что это как новая группа, делающая свои записи и дающая свои концерты, так и продюсерская единица, которая пишет для других артистов и сотрудничает с ними. Вы можете посетить наш веб-сайт www.gravitonas.net, чтобы лучше понять, на что мы похожи и как мы работаем. Мы подписаны на Universal Music Russia и работаем с ними.

— Был ли прав Карл Маркс?
— Карл Маркс был прав социологически и не прав политически. Он понимал важность классовой борьбы и антагонизма в современном обществе задолго до всех остальных. Но он переоценил желание людей быть коллективом и недооценил их желание быть наедине, исследуя себя и выбирая собственные пути развития. Поэтому, как только люди достигают средних классов, они перестают быть социалистами и становятся либералами, чего Маркс так и не понял, ведь он хорошо понимал в социологии и ужасно — в психологии. Ницше понимал людей намного, намного лучше Маркса, он был мощным психологом, поэтому я ницшеанец, а не марксист.

— Что ты думаешь о перспективах глобальных музыкальных продаж в этой декаде?
— Я не думаю, что мы будем покупать или продавать музыку, фильмы и другие медиа в ближайшем будущем. Мы будем пользоваться потоковыми медиа, потребляя их напрямую через наши смартфоны и экраны компьютеров, за что мы тоже будем платить. Музыка идеально укладывается в эту концепцию. В Швеции сейчас все используют сервис Spotify, который существенно превосходит любые CD, скачивания или торренты. Россия отстаёт на несколько лет, потому что российские телекоммуникационные компании не так модны и современны, как телекоммуникационные компании, к примеру, в Скандинавии или Японии. Но я уверен, что потоковые медиа уже скоро распространятся в России.

— Не переживаем ли мы индуцированное музыкой возрождение социального единства, подобное тем, что были в 60-е (Лето Любви) и на грани 80-х и 90-х (Второе Лето Любви)?
— Возможно. Но я не знаю, что это такое в точности. Что бы ни пришло, это будет микс международной клубной культуры и онлайн-сообществ. В местах встречи этих миров происходят сейчас самые интересные вещи. Клабинг и интернет — прекрасная пара!

— Правда ли, что музыка становится всё более гипнотической?
— Я верю, что музыка меняется меньше, чем людям нравится думать, просто звуки меняются быстро в силу быстрой смены моды на них. Музыка в наши дни подобна модной индустрии. Популярные песни всё так же следуют определённым правилам, просто аранжировки и производство меняются быстрее, чем когда-либо.

— Интервал концентрации человеческого внимания становится всё короче. Что это означает в понятиях цивилизации?
— На самом деле процесс двусторонний. В некотором смысле наше внимание концентрируется на более короткие промежутки времени, но как только однажды люди по-настоящему вовлекаются, они тратят всё больше времени на то, во что вовлечены. Мы всё больше живём в мире субкультур, где мало общего имеем с физическим соседом, но массу — с кем-то, живущим на другой стороне планеты. С ним мы общаемся гораздо чаще, чем с нашими соседями.

— Какие места (и/или регионы) ты избегаешь посещать сегодня?
— Мне надоело плохое отношение Америки к иностранцам, так что я минимизирую количество поездок в США. Но кроме этого, нет других мест на планете, которых я избегаю сознательно. Конечно, есть некоторые измученные войной страны в Африке, куда люди путешествуют только в случае необходимости. Но тут дело не в местах, а в том, что всегда тяжело и опасно путешествовать по ввергнутым в войну странам.

— Какие страны ты всё ещё не посетил?
— Очень немногие, я побывал в абсолютном большинстве стран мира, включая все европейские и американские и почти все страны Азии тоже.

— Тебе случалось находить интересных людей через Facebook?
— У меня нет времени искать людей на Facebook. Скорее Facebook — это хороший способ оставаться в контакте с людьми, которых я знаю. Конечно, многие люди пытаются добавлять меня каждый день там, но у меня есть секретарь, который удаляет эти запросы для меня. Я в любом случае не добавляю людей, которых не знаю. Если кто-то хочет познакомиться со мной или пообщаться, им лучше не пробовать меня добавить, а пойти на страницы Gravitonas в том же Facebook.

— Ты можешь представить себя на индийской или китайской сцене, создающим проекты там?
— В Индии — да, определённо. Я работал в Тайване, так что я считаю, что связан и с китайской культурой, но я нахожу Индию более волнующей и интересной. Индия — свободная страна, Тайвань тоже, но Китай полон цензуры, потому я не люблю там работать. Музыка и искусство должны быть свободны и не подвергаемы цензуре.

— Становится ли лучше на российской сцене? Какие коллективы ты можешь упомянуть оттуда?
— В настоящий момент я работаю с Roma Kenga, а также с новым дуэтом из Калининграда Fagault & Marina.

Я люблю работать с новыми свежими именами, а не просто петь дуэтом с бывшими знаменитостями, как это часто бывает при сотрудничестве зарубежных и российских артистов. Россия — это хорошее место для работы, но она всё ещё отстаёт на несколько лет от модной сегодня Румынии, к примеру, если говорить о международном статусе продюсеров. Русские проявят свой ум, если они будут уделять время усиленному изучению английского языка. Поскольку английский — международный язык сегодня, который все используют для общения с друзьями и карьерного продвижения. Если ты не можешь хорошо писать и петь на английском, у тебя не может быть международной карьеры.

— Какие человеческие привычки лучше уничтожить?
— Зависть. Когда люди становятся завистливыми к успехам других, я всегда вычёркиваю их из своего круга друзей. Успех других должен вдохновлять, а не служить причиной зависти. Зависть — ужасная человеческая ошибка.

— Ты веришь в конец страдания?
— Нет, не особо. Ведь если мы прекратим страдать, мы одновременно прекратим быть гуманными и станем безответственными, небрежными и высокомерными. Но мы можем и должны минимизировать страдания, особенно для детей и невинных.

— В завершение несколько слов для молодых русских артистов и тех, кто хочет пополнить их ряды.
— Учите английский, как можно больше и глубже. Заводите больше друзей других национальностей. Если вы длительное время общаетесь только с русскими, вас не вдохновят иностранцы, вы не сможете понять их ценностей с самого начала. Вы никогда не достигнете интернационального успеха, если не будете общаться с людьми извне. Только один из пятидесяти людей мира — русский. Почему же надо упускать из внимания интересные 98% населения мира? Так что интересуйтесь миром за пределами России и вдохновляйтесь им тоже.

Позволяйте себе больше свободы, свободы мнения, свободы выражения, больше артистической свободы. Страна и культура только тогда интересны в смысле искусства, когда они вольны выражать себя и экспериментировать.

Поощряйте тех, кто старается! Русские должны рассматривать себя как способных к созданию замечательной музыки, искусства и моды, а не только как экспортёров нефти, продающих её ради закупок итальянской и американской поп-культуры. Поощряйте в особенности тех, кто находит уникальные русские способы выразить себя, мир в последнюю очередь интересуется теми русскими, что копируют уже сделанное до них.

.
don but rks

.

 

roskomsvoboda telegram

This entry was posted in Аналитика and tagged , , , , . Bookmark the permalink.
RuBlackList

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВКонтакте
facebook
Google+